При поддержке Управления делами Московской Патриархии

Страшное слово «уполномоченный»

31.10.2017

_MG_9067.jpg 

О начале церковного служения еще в те годы, когда уполномоченный по делам религий играл огромную роль в судьбах людей Церкви, существовавшей в условиях тяжелейшего давления со стороны государства, и о тех трудностях, с которыми приходится сталкиваться уже в наше время при устроении жизни новой епархии, рассказывает епископ Волгодонский и Сальский Корнилий.

 

Владыка, Вам всего 40 лет, но Вы в храме с малых лет. То есть путь Вашего служения начался еще во времена советской власти и неразделенной страны…

– Ребенком по святым местам в Киев и в Почаев ездили, в Троице-Сергиеву Лавру. Бывал на службах и Патриарха Пимена и Патриарха Алексия II. Возрастал под руководством митрополита Евсевия, нынешнего митрополита Псковского, владыки Сергия, нынешнего митрополита Самарского. Благодарен Богу, что в детстве застал еще тех старых архиереев и духовенство, некоторые были даже в царское время рукоположены, тюрьмы и лагеря прошли. Из той, непрерванной традиции. Поэтому я считаю себя счастливым человеком. На них смотреть то было – благодать Божия. Их видишь, и в душе мир воцаряется.

Я вспоминаю, как меня постригали в Псково-Печерском монастыре в 1993 году. Еще все старцы были живы, о ком рассказывал владыка Тихон (Шевкунов) в своем фильме о Псково-Печерских старцах.

Их слушать было такой отрадой, они же из сердца говорили. А ведь при уполномоченном (уполномоченный по делам религий при советских органах власти – прим.ред.) не больно-то разрешалось говорить. Я на себе такого уполномоченного испытал. В 1990 году владыка решил меня взять в штат, я уже иподьяконствовал, был помощником ризничего в соборе в Самаре. А он – ни в какую! Говорит, он молодой, нельзя его в собор в штат брать. Но все-таки владыка настоял: «Нет-нет, он утром и вечером в храме, оказывает колоссальную помощь нам. Мы его возьмем». Власов такой был уполномоченный, ныне покойный.

_MG_7419.jpg

А в другом соборе нас маленьких прятали, когда уполномоченный в алтарь заходил, чтобы он не видел. С семилетнего возраста я в алтаре прислуживал, а до этого на амвоне свечи зажигал. Помню первую Пасху в пять лет. Вырос я, можно сказать, в церкви. И одно желание: всю жизнь провести в церкви, до последнего своего дня ходить в церковь, чтобы Господь сподобил быть у престола до последнего дня. Другого желания нет.

_MG_8794.jpg

 

Домик на турбазе и квартира-епархия

А епархию построить, храмы?

– Храмы уже построили. Обитель вот первую строим. Конечно, когда приехал на поле чистое, оробел: «Господи, что же я буду делать! Ты мне помоги! Ты меня послал сюда, Ты мне помоги!» И Господь помогает. Жил сначала вообще в домике на турбазе. Там и зимовал. Отопление такое: в розетку включишь печечку, вот она и греет. Приходят и говорят: «Завтра не будет света, готовьте сегодня обед» – «А как же греться?» – «Как хотите». Вода замерзает. Полгода ходил умываться – набирал в стакан воды. Потом домик сняли. А теперь построили наш церковный дом. Теперь уже если другой владыка приедет, он приедет домой.

А для нужд епархии арендовали две комнатки в девятиэтажном доме. Там я принимал народ. Год так продолжалось: я на турбазе жил и ездил туда, в комнатки епархиального управления, людей принимать.

Надо отдать должное нашему Святейшему Патриарху за строительство этого духовно-просветительского центра, где выделены помещения для нужд епархии.

_MG_9167.jpg

Еще одна мечта – открыть детский православный садик.

Социальные центры у нас есть. При кафедральном соборе в духовно-просветительском центре действует клуб молодых мам. Они занимаются и профилактикой абортов. Много акций проходит и в больницах. В Троицком соборе выкладывали один год свечами на всю гору «Не убий» в день памяти Вифлеемских младенцев. Идет работа, стараемся, боремся с абортами. Встречаемся с главврачами, стараемся, чтобы у людей была возможность пообщаться и с матерями многодетных семей и со священниками, чтобы как-то остановить этот страшный грех. И статистика показывает, что успехи у нас есть.

Владыка, Вы служили в Самаре, потом четыре года в Русской духовной миссии в Иерусалиме, а теперь уже шесть лет на Ростовской земле, в казачьем крае. Как Вы считаете, легче ли управлять самобытным регионом человеку «со стороны», воспитанному вне этой субкультуры, или лучше быть «из своих»?

– В Евангелии Господь наш Иисус Христос говорит: «Не бывает пророка без чести, разве только в отечестве своем». На заседании Священного Синода, где я был избран епископом, Святейший Патриарх Кирилл напутствовал меня на архипастырское служение такими словами: «Посылаем тебя в большой казачий край, где тебе придется много потрудиться, воссоздавая порушенные святыни и утверждая Православие на казачьей земле».

_MG_8007.jpg

 

О чем умолчал владыка

Епископ Корнилий ни слова не сказал об инцидентах, случившихся за шесть лет руководства епархией. О том, как громили окна в его рабочей резиденции, как он лично выносил неизвестный предмет из храма.

О покушении сообщили газеты на основе данных полиции. В мае 2012 года в резиденции епископа, которая тогда располагалась в многоэтажном доме, неизвестные выбили два окна. Милицию вызвали жильцы этого дома. Секретарь епархии тогда сообщил, что накануне поступали письма с угрозами. Хулиганскую акцию связывали с активизацией деятельности православных священников в регионе, что приводило к вытеснению заполонивших край сектантов.

Другой инцидент произошел несколько месяцев назад. В апреле 2017 года во время вечернего богослужения в храме был обнаружен бесхозный предмет, попытка выяснить владельца ни к чему не привела. Место оцепили, вызвали полицию. Приехали кинологи с собаками. Священники были в нерешительности, пускать ли собак в храм. Владыка помолился, и сам вынес злополучный рюкзак. Как позже выяснилось, опасности он не представлял. И все же Волгодонск не понаслышке знаком с терроризмом. Ежегодно служится панихида на месте трагедии – взрыва у жилого дома в 1999 году, унесшего девятнадцать жизней. Ранения тогда получили 89 человек.

 

Елена ДОРОФЕЕВА,
Фото Марии ТЕМНОВОЙ


Как помочь нашему проекту?

Если вам нравится наша работа, мы будем благодарны вашим пожертвованиям. Они позволят нам развиваться и запускать новые проекты в рамках портала "Приходы". Взносы можно перечислять несколькими способами:

Yandex money Яндекс-деньги: 41001232468041
Webmoney money Webmoney: R287462773558
Sberbank money На карту Сбербанка: 4279380016740245

Также можно перечислить на реквизиты Илиинского прихода:

Наименование: Храм пророка Илии в Черкизове
Юридический и фактический адрес: 107553, г.Москва, ул. Б.Черкизовская д.17
ИНН/КПП 7718117618 / 771801001
ОГРН 1037739274264
ОКАТО 45263594000
Банковские реквизиты:
р/с 40703810900180000148
в ОАО «МИнБ» г. Москва
к/с 30101810300000000600
БИК 044525600

В переводе указать "пожертвование на поддержку сайта".

Если при совершении перевода вы укажите свои имена, они будут поминаться в храме пророка Илии в Черкизове.