Литературное «молчание»

16.03.2016

121.jpg

Более чем оживленное обсуждение в СМИ и социальных сетях неожиданно вызвало прошедшее на днях  заседание Патриаршей комиссии по семье и материнству. А дело в одной маленькой подробности: по словам журналистов, участвовавший в заседании уважаемый московский пастырь протоиерей Артемий Владимиров предложил «убрать из школьной программы рассказы Чехова, Бунина и Куприна». Своим мнением по поднятой теме отбора литературы для школьного чтения поделилась Елена Костандис.

То, что Великий пост – это время искушений, в православной среде стало настолько привычным, что повторять это стало очень удобным по любому поводу и даже без такового. Поругался на работе – «пост, искушения!»; наступили тебе на ногу в трамвае – так ведь пост же, как иначе; соседская собака зубы показала – ну, это однозначно из-за поста, других причин быть не может.

Если убрать мой сарказм, которым предыдущие слова пропитаны, то мысль окажется простой и незатейливой: искушение зачастую создаем себе мы сами. Вроде бы как пост – это некая индульгенция на обострение отношений: что в реальной жизни, что в виртуальной.

Вот свежий пример. Частное мнение клирика нашей Церкви о том, что некоторые рассказы русских классиков стоит исключить из школьной программы, СМИ тут же радостно преподнесли как официальное мнение всей Русской Православной Церкви и даже приказ Министерству образования. СМИ – они на то и СМИ, чтобы гнать информационную волну. Задача у них такая. Повышение рейтинга тоже никто не отменял – монетизация превыше всего;  это законы политэкономии, и жаль, что многие ее плохо изучали в высших учебных заведениях. Но меня удивило другое – реакция на этот казус нашей православной общественности. Едва придя в понедельник с чтения Канона, народ тут же кинулся обсуждать, кто здесь прав, кто неправ, и что да, действительно надо исключить, а то все такое недушеполезное. Официальные опровержения от В.Р. Легойды (председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ – прим.) уже мало кого интересовали – волна была создана, пошла дальше, а окунуться в нее сочли своим долгом очень многие.

Возникает справедливый вопрос – зачем? Показать свое неравнодушие? Это вряд ли. Аргументы сторонников изъятия Бунина и Куприна из программы были довольно неумелыми, и читать их было зачастую неловко. Кто-то увидел в рассказе Куприна «Куст сирени» апологию «свободной любви» – я уж не знаю, очки с какими диоптриями должны быть, чтобы разглядеть в этой незатейливой истории «свободную любовь» между мужем и женой, помогающей мужу сдать экзамен в Академии Генштаба.

«Кавказ» Бунина – действительно о грехе и измене, но ведь его можно (и нужно!) прочесть так, что даже самый красивый и поэтичный грех расплатой имеет смерть – страшную смерть без покаяния, через самоубийство. О неполезности этого рассказа для подростков я бы остереглась говорить. Не все рассказы из «Темных аллей» стоит включать в школьную программу, но этот – стоит. Представляете, подростки узнают, что существует грех супружеской неверности! (Уверяю вас, они об этом знают, как ни горько это сознавать). «Кавказ» – это именно те выводы, которые может сделать нравственно здоровый человек из этой короткой и страшной истории. Или же предлагается держать подростка в некоем информационном поле, выверенном идеологически, в традициях советского литературоведения и воспитания, где классовое происхождение что автора, что героев важнее литературной ценности произведения, а идейная направленность может быть только одна, в соответствии с постановлениями последнего пленума?

Хорошо. Предположим, что вдруг Министерство образования примет во внимание подобные заявления и в программе появятся высоконравственные (по мнению наших ревнителей) произведения вроде тех, что печатаются на литературных страничках журнала «Славянка» и прочие приключения с макаронами. Положа руку на сердце – кто из вас захочет, чтобы ваш ребенок читал только подобную литературу? Есть такие? Возможно, есть, но мне они неизвестны. 

Классическая русская литература нравственна по природе своей, потому что, несмотря на свой антропоцентризм, ставший ее стержнем с XVIII века, корни берет в семи столетиях древнерусской литературы, где центром всегда был Христос. Даже душевный надлом героев конца XIX – начала XX века – это все равно тоска о потерянном рае, и по-настоящему землю наследуют кроткие, как Соня в «Дяде Ване» или Липа из чеховского рассказа «В овраге». Но это нужно увидеть, суметь прочесть, разглядеть и понять. Воспитываясь на приключениях с макаронами, ребенок или подросток этого прочесть не сможет, а в зрелом возрасте, скорее всего, вообще никаких книг читать не будет.

Был еще аргумент за изъятие рассказов Бунина и Куприна из школьной программы – что изучение в школе все равно ничего, кроме отвращения к литературе, не прививает. Аргумент откровенно смехотворный. Да, нужно решать эту проблему – с методикой преподавания, с уровнем образования, с педагогическим составом. Она есть, и ее нужно решать. Нужно читать дома детям и с детьми, нужно приучать их к настоящей литературе, говорить о ней, любить ее, жить ею, если хотите. Но это сложно, хлопотно, отнимает много времени и сил. Куда легче потратить время в соцсетях, рассказывая о том, насколько мы высокоморальнее бунинских героев.

Возник у меня еще один вопрос. В школьной программе действительно много произведений, вызывающих смущение. «Мастер и Маргарита», например. Почему-то у православных изучение этой книги вопросов не вызывает – батюшка не благословил возмущаться, верно? Или, если говорить о так называемой «современной литературе»:  Улицкая, Рубина, до недавнего времени вообще Сорокин – nomina sunt odiosa! Возмущения не было и нет. Возможно, потому что популярный клирик не отметил, а горстка его поклонниц не разнесла это по соцсетям. Западную Церковь сгубило папство, Восточную сгубит бабство. Горько это осознавать, но ведь есть в этом рациональное зерно.

Возвращаясь к информационному шуму, который создал «Интерфакс». Он-то создал, у него работа такая. А православные подхватили. Можно было просто пройти и промолчать. «Интерфаксу» ответили на официальном уровне. Вопрос, казалось бы, закрыт. А битва продолжается. В первую седмицу поста, когда вообще лучше поменьше говорить.

Пост – время искушений, это мы знаем.

Но, может, тогда не стоит самим себе лишние искушения создавать?

Елена КОСТАНДИС

 

Ситуацию прокомментировал на своей странице в сети «Фейсбук» протоиерей Артемий Владимиров:

«Много шума из ничего

Несколько дней тому назад состоялось очередное заседание Патриаршей комиссии по семье и материнству.

Мы говорили о необходимости возрождать идеал семьи, изрядно потускневший, если не полностью выветрившийся из голов подрастающего поколения.

В кратком сообщении я рассказал о своем недавнем общении со старшеклассниками одной из общеобразовательных московских школ.

Встреча с учащимися состоялась по просьбе директора.

Меня попросили тогда прокомментировать два рассказа («О любви» А. Чехова, «Кавказ» И. Бунина.)

Дело в том, что в «Поурочном планировании литературы» О.А. Ереминой учителям предлагается пофилософствовать со школьниками на тему любви, «лодка» которой разбивается о «пошлость, серые будни и мещанство» героев двух упомянутых рассказов.

Участники любовных интриг так и не сумели до конца отдаться «свободному чувству», будучи, очевидно, связаны нормами христианской морали, господствовавшими в дореволюционной России.

По мысли госпожи Ереминой и, кажется, наших классиков, должно без всякого сомнения жертвовать семьей и детьми ради блудного сожительства, именуемого писателями «подлинной любовью», «настоящим, прекрасным чувством»...

Как вы догадываетесь, мне не трудно было на этой школьной встрече доказать обратное.

Поделившись своими впечатлениями о разговоре с детьми, я предложил комиссии выразить ОЗАБОЧЕННОСТЬ в связи с методическими установками такого рода школьных пособий и предложить Департаменту образования ТЩАТЕЛЬНЕЕ ПОДБИРАТЬ литературные произведения для изучения подрастающим поколением.

Классика должна помогать учителю СОЗИДАТЬ семейный идеал, а не разрушать его – при содействии сомнительных методичек и бездумного подхода «специалистов» к вопросам морали и нравственности.

«Много шума из ничего» – гениальное произведение Вильяма Шекспира, название которого вполне характеризует освещение главными порталами Mass media работы Патриаршей комиссии по семье и материнству.

Согласитесь: вдохновенно врать – редкое искусство, но бездумно перепечатывать чужое вранье – ремесло, уже не заслуживающее снисхождения...»


Как помочь нашему проекту?

Если вам нравится наша работа, мы будем благодарны вашим пожертвованиям. Они позволят нам развиваться и запускать новые проекты в рамках портала "Приходы". Взносы можно перечислять несколькими способами:

Yandex money Яндекс-деньги: 41001232468041
Webmoney money Webmoney: R287462773558
Банковская карта
       4261 0126 7191 6030

Также можно перечислить на реквизиты:

Автономная некоммерческая организация «Делай благо»
Свидетельство о регистрации юридического лица №1137799022778 от 16 декабря 2013 года
ИНН – 7718749261
КПП – 771801001
ОГРН 1137799022778
р/с №40703810002860000006
в ОАО «Альфа-Банк» (ИНН 7728168971 ОГРН 1027700067328 БИК 044525593 корреспондентский счет №30101810200000000593 в ОПЕРУ МОСКВА)
Адрес: 107553 Москва, ул. Б. Черкизовская д.17
Тел. (499) 161-81-82,  (499) 161-20-25

В переводе указать "пожертвование на уставную деятельность".

Если при совершении перевода вы укажите свои имена, они будут поминаться в храме пророка Илии в Черкизове.