«Интеллектуальный орган Церкви»

30.01.2020

Интересный человек и активный гражданин, член Межсоборного Присутствия Русской Православной Церкви, председатель отдела по взаимоотношениям с обществом и СМИ Курганской епархии Михаил Насонов – о том, зачем нужно Межсоборное Присутствие, когда спор с архиереем не только допустим, но и приветствуется, а также каково место мирян в церковной жизни. Предлагаем нашим читателям выдержки из опубликованного в рубрике «Глаголы» видеоинтервью Михаила Насонова порталу «Приходы» .

 

Когда главная помощь – чтобы не мешали

– Когда приехал в Зауралье, я узнал, что здесь в год 9 тысяч бесплатных обедов раздают просто люди Церкви – им никто не помогает, это чисто церковный проект. Они сотни нуждающихся семей поддерживают, и все это делается на личной инициативе мирян и отдельных священников. Я просто восхитился, что здесь люди горят просто и ждут только, чтобы им, прежде всего, не мешали…

Вот простой пример. Кормят миряне бездомных людей в определенном месте в городе, и у кого-то это вызывает неудовольствие, они начинают писать в органы муниципальной власти, мол, что это под нашими окнами кто-то собирается, и пытаются сдвинуть пункт раздачи питания с этого места. Или чиновники начинают выписывать какие-то предписания, надзорные органы приезжают. Получается, люди делают фантастическое дело, которым не занимаются ни власти, ни социальные службы, и им еще приходится отписываться, уговаривать, просить, чтоб им не мешали это делать. Им даже не нужно какой-то прямой финансовой помощи – нужно поддержать, разрешить заниматься добрым делом. Им этого достаточно.

 

Зачем нужно Межсоборное Присутствие

– Деятельность Межсоборного Присутствия очень помогла нам на местах, в епархиях. Я с 2011 года работаю в органах епархиального управления, и очень много различных сложных задач приходилось решать. Порой просто не знаешь, какой методический материал использовать, на каком документе остановиться, и тут пошли один за другим стратегически важные документы, которые позволяли ту или иную задачу решить или понять, как к ней относится Церковь. Это первый очень важный момент в Межсоборном присутствии.

Во-вторых, здесь есть возможность дискуссии. Какие-то темы обсуждались особенно горячо и широко, некоторые проекты вообще снимались, если они были недоработанными, другие, наоборот, получались очень взвешенными.

Чего не хватает, на мой взгляд? Мне кажется, не все комиссии работают одинаково эффективно. На заседаниях каких-то комиссий я действительно вижу глубокую интеллектуальную работу, когда прорабатывается буквально каждая строчка документа и в бурных дискуссиях рождается соборный интеллектуальный труд. А в некоторых комиссиях можно увидеть, что там идет обсуждение тем, далеких от предмета дискуссии. Хотелось бы, чтобы не было подобных сложностей и каждая комиссия вкладывала все интеллектуальные силы в работу. Мы и так можем поговорить на разных площадках, а Межсоборное Присутствие – это все-таки интеллектуальный орган Церкви, который должен выдавать интеллектуальный труд. …Думаю, это вопрос внутренней организации работы самих комиссий.

Это видно и по подготавливаемым документам – порой бывают филигранно проработанные тексты, а бывает, что когда документ из комиссии попадает в общественное пространство и начинается критика, и все видят, что документ сырой.

 

О спорах и соборности

– В комиссиях Межсоборного Присутствия, в которых я участвую, я один из самых молодых членов. К тому же я не из Москвы – раньше приезжал из Архангельска, теперь из Кургана, я не священнослужитель, а мирянин, и порой чувствую себя неуютно.

Приходится ли на заседаниях спорить? Бывает, сидят пять владык, и они не меня смотрят, а я – на них и пытаюсь, тем не менее, что-то отстаивать, говорить, например, что вот эту строчку, мне кажется, лучше так сделать. Приходится иногда даже спорить, и что самое удивительное, меня слышат, и, например, постоянный член Синода со мной соглашается и вносит исправления в тесты.

Это фантастика, потому что на нашем низовом уровне такое даже сложно себе представить. Типичное православное понимание: вот миряне, а вот священники, архиереи – это что-то совсем уж заоблачное, а уж митрополиты, члены Синода… В рамках же Присутствия, получается, мы вместе сидим и на равных обсуждаем – это дорогого стоит. Это так соборность, о которой мы говорили. Я могу не согласиться с документом, который готовили под руководством Его Высокопреосвященства, объяснить, почему я так думаю, и меня услышат. Это то, ради чего, я думаю, все и создавалось.

 

Как рождается строчка

– Комиссию по церковному просвещению и диаконии – одну из комиссий Межсоборного Присутствия, в которых я состою – возглавляет митрополит Минский и Заславский Павел, Патриарший экзарх всея Беларуси. Скажем, готовится там какой-то проект документа – мы в нем обсуждаем каждую строчку. Владыка Павел зачитывает ее, и люди начинают высказываться. Так путем бурных обсуждений выверяется текст, с которым все соглашаются. Споры бываю горячие, что-то откладывается для доработки. И потом этот документ выносится для общецерковной рецепции, и там также продолжаются бурные споры, по итогам которых документ окончательно выверяется.

 

Церковь как интеллектуальная среда

– Я считаю, что люди Церкви относятся к числу лучших людей нашей страны, в том числе в интеллектуальном плане. Они в своем мнении не зависят от каких-то общественных процессов, моды или трендов. Они говорят так, потому что так Христос говорил. И как бы у нас ни менялось общественное пространство, они своего мнения не меняют. Это признак интеллектуала – способность самостоятельно мылить и жить в соответствии со своими убеждениями.

 

Принять документ –
это еще не все

– В Архангельской епархии, когда я там был, бурно обсуждали документ «Об участии верных в Евхаристии» – очень сложный, эпохальный документ, который рождался в муках… В конце концов в окончательной редакции он был утвержден Архиерейским Собором.

Мы довели содержание документа до сведения священнослужителей. Но через какое-то время видим, что все те проблемы, которые были ранее на некоторых приходах, остаются: и не разрешают прихожанам в праздники причащаться, и требуют от ребенка семи лет обязательной исповеди, невзирая на все особенности его воспитания, хотя в документе прямо сказано, что есть переходный возраст от семи до десяти лет. Или, например, есть вопросы относительно подготовки к Причастию, когда вне зависимости от того, насколько воцерковлен человек, от него требуют вычитывать все каноны, поститься семь дней перед причащением. Или, например, мирянам запрещают причащаться в сплошные седмицы. А поскольку все жалобы, которые поступают в епархиальное управление через медиаресурсы, проходят через меня, я читаю их. С этими жалобами мы работаем.

Соответственно, собиралось совещание с участием священнослужителей, и мне, мирянину, который работает с этими жалобами, приходилось обращаться к священникам: Дорогие батюшки, пастыри, посмотрите, ну ведь принят соборный документ, который в муках рождался, там все эти вопросы прописаны. Почему вы запрещаете мирянам на Светлой седмице причащаться, почему не допускаете до причастия по надуманным основаниям? Почему заставляете держать строгий пост человека, у которого серьезные заболевания, например, диабет? Вы как будто не читали документ, который мы обсуждаем уже два года – и до его принятия, и после».

Потом были отдельные отзывы, мол, как так, сидит мирянин и учит нас, как Евхаристию совершать На что я говорю: «Простите, я не лезу в вопросы пастырского характера, это не моя тема. Будучи мирянином, я сам прихожу вместе с остальными к священнослужителю как пастырю. Но тут идет речь о том, как происходит усвоение принятого Собором документа в реальной приходской практике». А это, я считаю, уже моя задача как мирянина. Потому что, в конце концов, в Церкви Христовой нет жесткого деления на клириков и лаиков, то есть священнослужителей и мирян, между которыми – безграничная пропасть. Это неправильно, Христос не так создавал Церковь. Церковь – это единый организмы, где все – архиереи, священнослужители, миряне – на своем месте делают дело Христово.

Есть ли запрос на интеллектуальное измерение жизни церкви у мирян, как проходят обсуждения общецерковных документов в епархиях, как правильно мирянину отстаивать свою позицию, не разрушая отношения со священнослужителями, а также о пассивности прихожан как вызове и многом другом смотрите в видеоверсии интервью с Михаилом Насоновым, которое вела главный редактор портала Евгения Жуковская.

Публикацию подготовила Наталия Александрова

 

 

 

 


Как помочь нашему проекту?

Если вам нравится наша работа, мы будем благодарны вашим пожертвованиям. Они позволят нам развиваться и запускать новые проекты в рамках портала "Приходы". Взносы можно перечислять несколькими способами:

Yandex money Яндекс-деньги: 41001232468041
Webmoney money Webmoney: R287462773558
Банковская карта
       4261 0126 7191 6030

Также можно перечислить на реквизиты:

Автономная некоммерческая организация «Делай благо»
Свидетельство о регистрации юридического лица №1137799022778 от 16 декабря 2013 года
ИНН – 7718749261
КПП – 771801001
ОГРН 1137799022778
р/с №40703810002860000006
в ОАО «Альфа-Банк» (ИНН 7728168971 ОГРН 1027700067328 БИК 044525593 корреспондентский счет №30101810200000000593 в ОПЕРУ МОСКВА)
Адрес: 107553 Москва, ул. Б. Черкизовская д.17
Тел. (499) 161-81-82,  (499) 161-20-25

В переводе указать "пожертвование на уставную деятельность".

Если при совершении перевода вы укажите свои имена, они будут поминаться в храме пророка Илии в Черкизове.