--

«Прозеванный гений» родом из брянских Лесков

28.07.2022

6554524341.png

Лески – старинное село в Навлинском районе, получившее название от дремучих сосновых лесов, когда-то щедро окружавших эту местность. Именно отсюда берет начало род Лесковых, увенчанный фигурой автора собрания сочинений в 30 томах, чей рассказ «Запечатленный ангел» по красоте и образности языка сравнивают с архитектурным узорочьем храма Василия Блаженного. В местном Казанском храме из поколения в поколение, начиная с прапрапрадеда, служили предки Николая Семеновича Лескова, здесь же они нашли упокоение. Продолжаем знакомство со знакомыми и неизвестными епархиями, их традициями и историческими местами. Кстати, в партнерстве с проектом «Паломничество со вкусом» портал «Приходы» знакомит современных людей с особенностями празднования в разных регионах церковных торжеств и с культурно-историческим восприятием народных промыслов, а также помогает увидеть исторические корни, питающие драгоценные побеги живых традиций, прорастающие в нашей жизни.  

«Обойденные»

Только вдуматься: колыбель рода самого русского среди всех русских писателей XIX века – в полутора часах езды от Брянска! Факт, располагающий к долгой беседе, например, среди музейных экспонатов… А музея нет. Могилы затоптаны. Храм разрушен. В селе коротают век более 100 жителей.

img274.jpgНачнем с того, что потеряли. В первую очередь, память о Лескове. Все, что связано с именем великого писателя, сейчас сконцентрировано даже не на его родине, в селе Горохове Орловской области (музея и там нет), а в Орле. На Третьей Дворянской улице сохранился дом, в котором писатель провел юношеские годы. Дом берегут, за ним ухаживают, выглядит он так же, как в годы жизни Лескова, там теперь замечательный музей. Скульптурная композиция, посвященная Лескову и его героям, открывает вход в литературную часть Орла «Дворянское гнездо». Символично, что за памятником автора «Соборян» проглядывает храм Михаила Архангела…

А о селе, где прошли жизни предков русского гения, и о них самих знают по большому счету только специалисты. Возможно, на ситуацию влияет и малая востребованность современным читателем текстов Николая Семеновича. Непопулярен. Кроме того, XIX век оставил после себя столько гениальных писателей, что кого-то из них можно отодвинуть…

Во-вторых, потерян Казанский храм. Без преувеличения его можно назвать храмом-мучеником. От былого величия осталась часть алтарной стены и взывает к небесам часть колокольни, на которой каждую весну вьют гнезда аисты.

56523124.jpg

Построенный в XIX веке, храм сохранялся вплоть до Великой Отечественной войны. Немцы установили пулемет на колокольне, и в одном из боев его сбил советский снаряд, нанеся храму смертельную рану. Будучи не востребованным для богослужений, он начал еще больше разрушаться, плюс кирпич разбирали на хозяйственные нужды…

Есть руинированные здания, в которых еще теплится жизнь, но церковь в Лесках, судя по всему, к ним не относится. Даже изображения ее не сохранилось.

«Человек на часах»

С некоторого времени, правда, появился у Казанского храма и старинного здания неподалеку расположенной школы свой ангел-хранитель – местная учительница русского языка и литературы Светлана Ивановна Елисеева. Школу, история которой насчитывает более ста лет, закрыли в 2010 году. И если бы не забота Светланы Елисеевой, от уникального наследия в Лесках вообще бы ничего не осталось. …Разобьет кто-то окно в школе – латает, течет крыша – вместе с мужем находит возможность устранить прореху, лопухи разрослись – приходят вдвоем и косят, хранят от поругания школьный яблоневый сад.

img290.jpg

– Когда кто-то выбил огромное стекло на втором этаже, расстроилась – не представляла, как его забить. И вдруг падает дерево, и кроной и стволом перекрывает путь в здание!

В классах облупилась краска и скрипят полы, но чисто, на своих местах – книги и портреты писателей… Особенный дух сельской школы стараниями ее служительницы не выветрился за одиннадцать лет забвения.

786765234.jpg

– Министерство культуры в 1960-е годы выделило средства на строительство музея, но местные власти отказались их реализовать именно под этим предлогом: не был здесь русский гений – нечего и затевать. Мол, Лески всегда были бедным селом, об этом еще тетя писателя Пелагея Дмитриевна Попова писала, – рассказывает Светлана Ивановна. – А сейчас? Вроде бы ничего не меняется, но, мне кажется, атмосфера вокруг храма становится другой. Сюда тянутся люди. С некоторых пор, например, мы с ребятами стали замечать, что помимо нас кто-то приезжает траву покосить, цветы сажает… А перед Пасхой обнаружили рушники, иконы на стенах, причем в местах, куда не так просто добраться. Выяснила, что приезжает к храму женщина – раньше из Тольятти (!), а теперь купила домик в навлинском селе Бяково и украшает храм. Лесковчане собрали деньги на Поклонный крест – в 2019 году установили, освятили – такая радость была… Не покидает меня мысль, что у Лесков есть будущее. Надо стучаться во все двери, несмотря ни на что. Надо что-то делать!

5621321.png

«Час воли Божьей»

В 2021 году издательство «Молодая гвардия» в серии «Жизнь замечательных людей» выпустило книгу Майи Кучерской «Лесков. Прозеванный гений», которая стала бестселлером. (К слову, Кучерская в Лески приезжала, несколько абзацев в книге посвящены ее впечатлениям). Кроме того, есть прекрасное издание «Брянский край. Дворянские усадьбы», в которой брянский краевед, инициатор многочисленных мероприятий по восстановлению памятных мест Тамара Слуцкая предлагает уникальное исследование истории Лесков и рода Лесковых. Так что ситуация с забвением, возможно, сдвинулась с места.

О музее в Лесках пока речи нет. Хотя сама собой напрашивается мысль о создании литературной тропы, и она, однозначно, будет востребована.

– Да, в Овстуге был Владимир Гамолин, который начинал музей Ф.И. Тютчева буквально «с табуретки», постепенно собирая экспонаты и единомышленников, в том числе на уровне власти, – вздыхает Светлана Ивановна. – И у нас есть свои Гамолины. Нет денег.

Какова же судьба Казанского храма?!

– Спасение старинных храмов, расположенных в сельской местности, – это «спасение русского пейзажа, это спасение нашей страны, это спасение нашего культурного пространства». Так считает наш Патриарх, – говорит и.о. благочинного Навлинского церковного округа иерей Тимофей Учватов. – Владыка Александр, в свою очередь, призывает и нас, и мирян к сохранению уникального культурного наследия Брянщины. В самом деле, если храм отреставрирован, то он спасен. Однако каждую ситуацию следует рассматривать конкретно. Казанский храм в Лесках в полном объеме пока не восстановим – необходимо солидное финансирование. Причем эта задача осуществима только при содействии государства, так как усилий Церкви и волонтерской помощи для решения таких вопросов явно недостаточно.

Что можно сделать сейчас? Уже предпринимались попытки создать молитвенную комнату в старинном здании Лесковской школы. Но я думаю, гораздо быстрее эта задача решится, если под комнату оборудовать отдельно стоящий дом на территории Лесков. У нас есть тому прекрасный пример в селе Вздружном: заброшенный сруб библиотеки стараниями старосты и мирян теперь выглядит так, будто там всегда была церковь. Я надеюсь, что с Божией помощью, соборной молитвой, любовью мы возродим к духовной жизни это святое место. Ведь не случайно несколько столетий на эту землю призывали благодать праведники рода Лесковых.

876565432.png

«Старые годы в селе Плодомасове»

А теперь – бальзам на душу: погружение в лесковское прошлое, где все только формировалось и ничто не было забыто.

…Самый древний род владельцев Лесков – помещики Ушаковы. Ефим Григорьевич Ушаков, майор, курский воевода, выдал единственную дочь Марфу за Евтихия Ивановича Сафонова (1711–1773 гг.), предки которого состояли в родстве с царской фамилией. Настоящий крепкий русский барин, владелец собственного дома в Москве, он был далек от модных антицерковных веяний и в 1770 году начал строительство храма в Лесках с тремя престолами: центральный – Казанский, правый – во имя святого Иоанна Богослова, левый – во имя святых мучеников Мины, Виктора и Викентия. Строили крепко, в шесть кирпичей.

Жил на широкую ногу в большой семье (четверо детей). После смерти Евтихия Ивановича дело его продолжили и через десять лет окончили вдова и сын Иоанн.

Иоанн Евтихиевич имел нрав медлительный, с ленцой, чего нельзя было сказать о его жене Екатерине Сердюковой. Легкая, изящная, веселая, она под видом крестьянки ездила на местную ярмарку, покупала девчачий товар и раздавала ленточки в косички своим дворовым девушкам. Барыня-крестьянка! Детей в семье было много, но почти все умерли в младенчестве.

Иоанн Евтихиевич был похоронен в 1800 году рядом с отцом при храме, вскоре там же нашла свой последний приют и его мать Марфа Ефимовна. Отпевал их дед великого русского писателя священник Дмитрий Петрович Лесков.

43231.png

«От этого села Лески и вышла наша родовая фамилия – Лесковы», – уточнял Николай Семенович в «Автобиографической заметке».

Служили здесь весь XVIII век. Только на месте Казанского находился другой, деревянный храм, освященный во имя мучеников Флора и Лавра, где и был призван на служение прапрапрадед Николая Семеновича – Семен. Помогали ему сыновья Иоанн, Филипп и Тимофей, обученные в Москве.

От прапрадеда Тимофея Семеновича священство перешло к его сыну Петру Тимофеевичу, затем к Дмитрию Петровичу, деду писателя, черты характера которого вложены в один из самых ярких образов в череде антиков Лескова – героя «Соборян» Савелия Туберозова. Дмитрий Петрович окончил Севскую духовную семинарию, служил при отце дьячком, потом был рукоположен в священники. Женился на дочери священника Иоанна Алексеева из села Бутре Марфе Ивановне.

Примечательно, что имя Марфы Ивановны в семейных преданиях не упоминалось вовсе, как пишет Майя Кучерская. Жила безгласно, рожала детей, занималась хозяйством – истинная попадья. У них родились дочь Пелагея (именно она впоследствии унаследовала Лески) и два сына – Алексий, учившийся в Севской семинарии, и Семен, окончивший ту же семинарию, но отказавшийся от священства. Он и стал отцом писателя.

«На ножах»

«Отец мой, Семен Дмитриевич Лесков, "не пошел в попы", а пресек свою духовную карьеру тотчас же по окончании курса наук в Севской семинарии, – писал Николай Семенович в «Автобиографической заметке». – Это, говорили, будто очень огорчило деда и едва ли не свело его в могилу. Огорчение имело тем большее место, что места сдать было некому, потому что другой брат моего отца, а мой дядя, был убит в каком-то семинарском побоище и из-за какого-то ничтожного повода. Но отец мой был непреклонен в своих намерениях и ни за что не хотел надеть рясы, к которой всегда чувствовал неодолимое отвращение, хотя был человек очень хорошо богословски образованный и истинно религиозный. Место было передано "зятю", то есть мужу матушки Пелагеи Дмитриевны, который вскоре умер, и левитский род Лесковых в селе Лесках пресекся, но зато появился Лесков в орловском приказничестве. Выгнанный дедом из дома за отказ идти в духовное звание отец мой бежал в Орел с сорока копейками меди, которые подала ему его покойная мать "через задние ворота". Гнев деда был так велик, что он выгнал отца буквально безо всего, даже без куска хлеба за пазухой халата».

И дальше начинается другая, «орловская» история рода Лесковых.

«Печерские антики»

Тетушка Пелагея Дмитриевна часто упоминала о бедности и честности деда Лескова. Дмитрий Петрович был нрава горячего, но при этом неординарного ума, образован, даже прозорлив. Вот пример: именно к нему обратилась за молитвенной помощью чета Василия и Елизаветы Киреевских, молившихся о даровании наследника. И когда сын появился, Елизавета Федоровна подарила в Лески икону Пресвятой Богородицы, украшенную жемчугами, стоимостью 2000 рублей, и после неоднократно помогала приходу.

К слову, сын родился замечательный: Николай Васильевич Киреевский – кавалергард, писатель, знаменитый на всю Россию охотник, эстет, интеллектуал, устроитель одного из самых красивых садово-парковых ансамблей в России в имении Шаблыкино Орловской губернии (теперь там можно только тосковать по прошлому – от прежнего великолепия ничего не осталось…).

После отказа Семена Дмитриевича служить священником в Лесках его место в храме занял зять Лесковых Максим Попов, женившийся на тетке писателя Пелагее Дмитриевне. Когда кормилец умер, его вдова вместе с дочерью Анной Максимовной доживала свой век в Лесках. После ее смерти в 1830 году род Лесковых в Лесках прекратился.

565432131.png

Постскриптум

…Это только прикосновение к тому многослойному историческому наследию, которое хранит древнее село. И аисты прилетают сюда из года в год, как будто призывают то, что не могут вымолить люди. Не могут или не хотят?

Елена СТАРОДУМОВА

Фото Владислава АБАКУМОВА

Публикация журнала «Брянские миряне»


Как помочь нашему проекту?

Если вам нравится наша работа, мы будем благодарны вашим пожертвованиям. Они позволят нам развиваться и запускать новые проекты в рамках портала "Приходы". Взносы можно перечислять несколькими способами:

Yandex money Яндекс-деньги: 41001232468041
Webmoney money Webmoney: R287462773558
Банковская карта
       4261 0126 7191 6030

Также можно перечислить на реквизиты:

Автономная некоммерческая организация «Делай благо»
Свидетельство о регистрации юридического лица №1137799022778 от 16 декабря 2013 года
ИНН – 7718749261
КПП – 771801001
ОГРН 1137799022778
р/с №40703810002860000006
в ОАО «Альфа-Банк» (ИНН 7728168971 ОГРН 1027700067328 БИК 044525593 корреспондентский счет №30101810200000000593 в ОПЕРУ МОСКВА)
Адрес: 107553 Москва, ул. Б. Черкизовская д.17
Тел. (499) 161-81-82,  (499) 161-20-25

В переводе указать "пожертвование на уставную деятельность".

Если при совершении перевода вы укажите свои имена, они будут поминаться в храме пророка Илии в Черкизове.