Песнопения о предожидании Пасхи

03.05.2013 С глубокой древности Великая Суббота особенно почиталась христианами как день Погребения Христова, таинственного Его Схождения во Ад, день молитвенного молчания в предожидании Света Пасхи. Она была и остается одним из трех самых святых дней церковного года. Не удивительно, что множество прекрасных песнопений русских и не только композиторов было сочинено на тексты богослужения этого дня. Их действительно много, служба длится часами, поэтому отметим лишь наиболее известные из них.

Первоначально богослужение Страстной Седмицы и Пасхи не различалось мелодически. Слушая песнопения византийской традиции легко убедиться, что мелодии используются практически одинаковые и в Пост, и на Пасху. Так было и до конца XVII века на Руси. Однако со временем богослужение стало более драматизироваться, Страстные Пятница и Суббота мыслиться как дни сугубой печали, плача и скорби. Отсюда и ярко выраженные трагические интонации в сочинениях русских композиторов разных веков.

Однако несколько песнопений дня, коренящиеся в древних и монастырских напевах, чуждых примитивной страстности в выражении молитвенных чувств, сохранили свой изначальный эмоциональный «нейтралитет».

К ним можно отнести тропарь дня «Благообразный Иосиф», который традиционно исполняется на болгарский распев в обиходном русском варианте или обработках композиторов А.Лядова, Е.Азеева, протоиерея П.Турчанинова. В произведениях некоторых из них предпринята попытка соединить традиционную бесстрастность древнего напева с живым и эмоциональным восприятием неравнодушного сердца страданий и погребения Христа.

Вот, например, как изложил этот тропарь А.Гречанинов. Слушая это пение, мысленным взором шествуешь за величественной и печальной процессией не побоявшихся людского гнева благородных людей, несущих в пещеру погребении Творца Жизни – Бога, добровольно умершего ради нас.


«Благообразный Иосиф, / с древа снем Пречистое Тело Твое, / плащаницею чистою обвив, / и вонями во гробе нове покрыв положи», – церковнославянский текст. Его русский эквивалент: «Благородный Иосиф, / с древа сняв пречистое тело Твое, / чистым полотном обвив / и помазав благовониями, / в гробнице новой положил».

Несмотря на то, что многие употребляемые сегодня в Русской Церкви напевы носят название греческих, трудно услышать, что традиционный греческий «оригинал», как и сербский ничего общего с русскими напевами не имеет:

греческий тропарь


сербский вариант

Во время пения тропаря священнослужители выходят на середину храма перед плащаницей, кадят храм и начинают Погребальный Плач, как именуется он в греческих богослужебных книгах. Он состоит из стихов 118 псалма – «непорочных» и особых тропарей. «Непорочны» могут быть спеты на самые разные напевы, их выбор довольно большой и зависит от вкуса регента и настоятеля. Они могут быть привычного для Московской академии московского напева или преложенные архимандритом Матфеем (Мормылем) в Троице-Сергиевой Лавре греческого роспева в гармонизации Г.Львовского, а также: по обиходу Синодального хора, Киево-Печерской Лавры, в гармонизации С.Богословского, П.Григорьева.

Подобным образом поются они и в братских Церквах:

Дивна Любоевич и хор «Мелоди»


сербские монахи, тропари по непорочных

Вот начало традиционных греческих «непорочных» в исполнении известного византийского хора Ликургоса Ангелопулоса:


Здесь можно послушать полностью последование Погребального Плача Великой Субботы, начиная с тропарей «Благообразный Иосиф» в исполнении хора известного афонского монастыря Ватопед, где хранится Пояс Пресвятой Богородицы, недавно привозимый в Россию:


В арабских храмах могут спеть греческий текст пополам с арабским на совершенно восточную мелодию с восточной же экспрессией:


В близкой к греческой традиции, но на румынском языке, поют «непорочны» православные румыны:


После тропарей по непорочных «Ангельский собор» начинается пение канона «Волною морскою», который можно спеть на напев Киево-Печерской Лавры, обиход Синодального хора, московского напева, Глинской пустыни в обработке архимандрита Матфея (Мормыля):


нередко можно услышать его в изысканных композиторских обработках, например, протоиерея П.Турчанинова или А.Гречанинова:


Первая песнь канона звучит так: «Волною морскою / Скрывшаго древле, / гонителя мучителя, под землею скрыша / спасенных отроцы; / но мы, яко отроковицы, / Господеви поим, / славно бо прославися».

На русский язык ирмос переводится следующим образом: «Волною морскою / Покрывшего в древности / преследователя-тирана / сокрыли под землею / дети Им спасенных; / но мы, как юные девы, / Господу воспоем: / ибо славно Он прославился».

После стихир на стиховне духовенство готовится к выходу для крестного хода вокруг храма с Плащаницей. Поэтому последняя стихира и Великое славословие поются особенно торжественно на красивый подобен Оптиной пустыни или в композиторском изложении, например – С. Танеева:


Слова этой стихиры очень торжественны: «Преблагословена еси, Богородице Дево, / Воплощшим бо ся из Тебе ад пленися, / Адам воззвася, / клятва потребися, / Ева свободися, / смерть умертвися, и мы ожихом. / Тем воспевающе вопием: / благословен Христос Бог, / благоволивый тако, слава Тебе».

В переводе на русский язык они звучат так: «Преблагословенна Ты, Богородица Дева, / ибо Воплотившимся от Тебя ад пленён, / Адам из него возвращён, / проклятие лишилось силы, / Ева освобождена, смерть умерщвлена / и мы исполнились жизни. / Потому, воспевая, взываем: / "Благословен Христос Бог, так благоволивший, слава Тебе!"»

По традиции Троице-Сергиевой лавры Великое славословие поют простым напевом, подчеркивая важность совершаемых духовенством действий с Плащаницей. Но запрета петь что-то более сложное нет. Например, на древний напев:

Дивна Любоевич и хор «Мелоди»

И даже сочинение композиторов недавнего прошлого, например, болгарского автора А.Николаева-Струмского (1886–1971):


После крестного хода паремию – пророчество Иезекииля – можно не только прочитать, но и спеть. Правда, это довольно редкая традиция:


После утрени, когда все прикладываются к Плащанице, поется особая стихира:

Приидите, ублажим Иосифа приснопамятнаго, / в нощи к Пилату пришедшаго, / и Живота всех испросившаго. / Даждь ми Сего страннаго, / Иже не имеет где главы подклонити; / даждь ми Сего страннаго, Егоже ученик лукавый на смерть предаде; / даждь ми Сего страннаго, / Егоже Мати зрящи на Кресте висяща, / рыдающи вопияше, / и матерски восклицаше: / увы Мне, Чадо Мое! / Увы Мне, Свете Мой, / и утроба Моя возлюбленная! / Симеоном бо предреченное в церкви днесь собысться: / Мое сердце оружие пройде, / но в радость Воскресения Твоего / плач преложи. / Покланяемся Страстем Твоим, Христе; / покланяемся Страстем Твоим, Христе; / покланяемся Страстем Твоим, Христе, / и Святому Воскресению.

Перевод:
Придите, прославим Иосифа, всегда вспоминаемого, / ночью к Пилату пришедшего и Жизнь всех испросившего: / "Отдай мне Этого Странника, / Которому негде главу приклонить; / отдай мне Этого Странника, / Которого ученик коварный предал на смерть; / отдай мне Этого Странника, / Матерь Которого, видя Его висящим на Кресте, / с рыданиями взывала / и по-матерински восклицала: / "Горе Мне, Дитя Мое! Горе Мне, Свет Мой / и Жизнь Моя возлюбленная! / Потому что предсказанное в храме Симеоном сегодня сбылось: / Моё сердце меч пронзил, / но измени плач в радость о воскресении Твоем!" / Поклоняемся страданиям Твоим, Христе. / Поклоняемся страданиям Твоим, Христе. / Поклоняемся страданиям Твоим, Христе, / и святому воскресению!

Самая распространенная музыка на этот текст написана Д. Бортнянским. Но можно выбрать и ноты греческого роспева из Соловецкого обихода, распева Киево-Печерской Лавры или прозрачное и трогательное сочинение П.Чеснокова:


В связи с возрождением интереса к древнему пению где-то, возможно, споют и старинное Супрасльское или подобное ему:


На литургии, начинающейся вечерней, поются стихиры на «Господи, воззвах», обрамляемые стихами 140, 141, 129 и 116 псалмов. В сербской традиции первые стихи 140 псалма могут петься довольно пространно:


Однако в самый важный момент стихиры мы услышим древний и долгий «терирем» – музыкальное украшение, позволяющее молящимся в благоговении осмыслить слова церковного песнопения:


На паремиях поются особые припевы, как правило обиходным, но торжественным напевом. Вместо Трисвятого будет спето «Елицы во Христа крестистеся». Выбор музыки тут весьма велик на самый разный вкус:

Дивна Любоевич и хор «Мелоди»


А.Гречанинов

Вместо Аллилуиария после чтения Апостола будет петься особый стих: «Воскресни, Боже, суди земли, яко Ты наследиши во всех языцех» (то есть суди землю, потому что Ты получишь в удел все народы). Молитва эта исполняется обычно довольно медленно, несколько раз, пока все черные одежды в алтаре и храме не заменят на белые. Вариантов музыки довольно много.

протоиерей П.Турчанинов


его же, со стихами, читаемыми диаконом


Болгарское

Вместо Херувимской песни поется древний гимн: «Да молчит всякая плоть человеча, / и да стоит со страхом и трепетом, / и ничтоже земное в себе да помышляет: / Царь бо царствующих, и Господь господствующих, / приходит заклатися и датися в снедь верным. / Предходят же Сему лицы Ангельстии / со всяким Началом и Властию, / многоочитии Херувими, / и шестокрилатии Серафими, / лица закрывающе, и вопиюще песнь: / аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа».

На русском языке эти слова звучат так: «Да умолкнет всякая плоть человеческая, / и пусть стоит со страхом и трепетом, / и ни о чем земном в себе да не помышляет, / ибо Царь царствующих и Господь господствующих / приходит заклаться и дать Себя в пищу верным. / Пред Ним шествуют сонмы Ангелов / со всяким их начальством и властью, / многоокие Херувимы и шестикрылые Серафимы, / закрывая лица и возглашая песнь: / аллилуия, аллилуия, аллилуия».

Вариантов музыки, опять же, довольно много. Самое известное произведение протоиерея Петра Турчанинова:


Ту же мелодию использует А.Гречанинов, создавая атмосферу тайны и предожидания Пасхи:


Одним из самых знаковых и узнаваемых песнопений Великой Субботы, несомненно, будет задостойник: «Не рыдай Мене Мати, / зрящи во гробе, / Егоже во чреве без семене зачала еси Сына: / востану бо и прославлюся, / и вознесу со славою, непрестанно яко Бог, / верою и любовию Тя величающия».

Русский перевод: «Не рыдай надо Мною, Матерь, / видя во гробе Сына, / Которого Ты во чреве без семени зачала, / ибо Я воскресну и буду прославлен, / и во славе вознесу, как Бог, / непрестанно с верою и любовию / Тебя величающих».

А. Гречанинов

Специально для портала "Приходы" подготовил игумен Силуан (Туманов)
Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓