Ссыльнокаторжные прихожане

24.08.2015

89786.jpg

Окормление заключенных – особая часть церковного служения, и после многих десятилетий, в которые подвергшаяся гонениям Церковь оставалась в некоем социальном гетто, тюремное служение пришлось возрождать с нуля. А каким оно было до начала революционных потрясений в России? О многом могут рассказать архивные документы, например, те, что хранятся в фондах Государственного архива Оренбургской области.

«О здравии и спасении в неволе пребывающих…»

В 1887 году газета «Оренбургский листок» сообщила: «Тюремная церковь в  Оренбурге, устроенная П.М. Деевым, сегодня, 17 мая, освящается по церковному чиноположению протоиереем о. Ст. И. Семеновым. Обедня в 9 часов утра».

89865445.png

При освящении церкви во имя святой великомученицы Варвары в Оренбургском тюремном замке протоиерей С. Семенов сказал: «Круглый год во  все воскресные и  праздничные дни будут совершаться здесь Божественная литургия и  все прочие, уставом определенные богослужения и таинства, – о здравии и спасении всех чад Церкви, и  в  особенности в  неволе пребывающих, по  руководству церковных молитвословий. Отныне заключенные здесь будут иметь пред своими очами всегда горящий светильник духовный и  под руками постоянно текущий источник животворной благодатной воды, утоляющей жажду душ и сердец, утешающей в скорбях и руководящей ко спасению и вечной свободе. В священнодействиях и богослужениях, имеющих совершаться в  этом святом  храме, при сердечном соучастии в молитвах и песнопениях здесь христолюбивые узники будут почерпать по  мере надобности и  восприемлемости умиротворение совести, утешение, отраду, вразумление, ободрение духа, врачевание немощей душевных и недугов телесных, по мере веры, раскаяния и сердечного сокрушения и умиления.

Мы считаем священным долгом от лица всех узников воздать дань благодарности и  сердечной признательности благотворителям пред Богом, Церковью и  обществом. Досточтимое дело устроения святого  храма в  Оренбургском тюремном замке принадлежит боголюбивому благотворителю, почетному гражданину Петру Михайловичу Дееву с  братьями. Он снабдил святой храм всеми богослужебными вещами и  принадлежностями. Его тщанием и иждивением устроены благолепный иконостас, алтарь – и в нем престол и жертвенник со священными одеждами, и на престол сребропозлащенный ковчег и  дарохранительница, сребропозлащенные напрестольные кресты, Евангелия, св. чаша, дискос, звездица, лжица – все это из драгоценных металлов, изящной работы. Им доставлены во храм все священнические и дьяконские богослужебные одежды, покровы, весь круг богослужебных книг  – решительно все потребное для  совершения всех христианских Таинств».

78656.png

По данным Клировой ведомости о  церкви святой великомученицы Варвары Оренбургского тюремного замка за 1909 год, помещалась она на втором этаже казенного здания, устроенном отдельно от двора тюремного замка. Колокольня на  деревянных столбах была устроена особо под тесовым навесом, покрытым железом. Причт состоял из  одного священника, обязанности псаломщика исполняли заключенные. «На содержание местного церковного причта от местного губернского попечительского комитета о  тюрьмах назначено окладного жалованья в год шестьсот рублей».

В 1897 году на обеспечение церковного причта был положен вклад в  Оренбургское отделение Госбанка «за поминовение Сергея и Марии Ивановых».

В церкви служил «священник Никанор Петрович Макаров, 39 лет. Родился в  селе Николаевка Оренбургского уезда, сын священника, окончил курс богословских наук в  Оренбургской духовной семинарии со званием студента в  1890 году. Резолюцией Его Преосвященства, Преосвященного Макария определен старшим учителем в Оренбургскую двухклассную Михайло-Архангельскую церковно-приходскую школу с 1 сентября 1890 года. Резолюцией того же Преосвященного допущен к исправлению должности надзирателя, репетитора и учителя по предмету чистописания в Оренбургском духовном училище с  21 сентября 1892 года. Рукоположен в  священника с определением к Николаевской церкви села Никольского Оренбургского уезда 3  марта 1893 года. Резолюцией Преосвященнейшего Иоакима от 12 февраля 1907 года за  № 1735 перемещен на  настоятельское место к  Варваринской церкви Оренбургского тюремного замка. В  семействе у него – жена Александра Михайловна, дочь войскового землемера коллежского асессора Репина, 36 лет; дочь Вера, 11-ти лет и сын Александр, 9-ти лет».

Церковь была уничтожена при богоборческой власти.

«Напутствуются тюремным священником»

В 1869 году была открыта Илецкая центральная каторжная тюрьма. Надзор за  осужденными осуществляли смотритель тюрьмы, эконом, врач, священник, фельдшер, восемь старших и сорок младших надзирателей. В сохранившихся в  фонде Оренбургского губернского правления «Сведениях о  состоянии губернии за  1888 год» содержится следующая информация:

«Для охраны от побегов и возмущений арестантов, а также для сопровождения их на работы при Илецкой тюрьме состоит воинская команда в составе 268 человек нижних чинов, начальника команды и  трех офицеров. С  учреждением тюрьмы, то есть с  1871 года, все наружные и  внутренние посты в  тюрьме занимались нижними чинами воинской команды, которые наряжались также для сопровождения арестантов как на хозяйственные работы для надобностей тюрьмы, так и на работы на  соляном промысле, а  затем число постов, по  распоряжению военного начальства, постепенно сокращалось.

7896.png

В Илецкой каторжной тюрьме к  1 января 1888 года (здесь и далее даты указаны по старому стилю  – прим.) состояло из 418 человек. Здание тюрьмы, принадлежавшее прежде Илецкому соляному промыслу, в 1871 году было приспособлено для размещения арестантов и  передано в  ведение Министерства внутренних дел. Здание это построено в 1819 году из  кирпича и  частью алебастрового камня, оштукатурено с  внутренней и  наружной сторон, покрыто железом, в  нем 39 комнат или камер, из  коих 26 больших и  10 малых; в  них помещаются арестанты, больница для  надзирателей, воинский караул и  контора тюремного управления.

Кроме того, в ведении тюрьмы состоят: под железной крышей каменная казарма для нижних чинов воинской команды, построенная в  1823 году, три отдельных здания, одно каменное и  два деревянных, в которых помещаются квартиры смотрителя тюрьмы, эконома, врача и священника, с необходимыми надворными службами и  отдельное каменное здание мастерской, находящееся вблизи тюрьмы в  саду, приспособленное из  бывшей прежде оранжереи собственно для  шитья казенной одежды и обуви.

В здании тюрьмы устроена церковь в  одной из  тюремных камер, приспособление которой произведено хозяйственным способом, без затрат от казны. Церковь снабжена всею необходимой утварью, большей частью на  счет благотворителей, и  в  ней совершается богослужение во все воскресные и праздничные дни при стечении арестантов, которых церковь вмещает до 100 человек. С целью нравственного исправления арестантов тюремным священником ведутся с  арестантами религиозные и  нравственные беседы, грамотным арестантам выдаются для чтения книги Священного Писания и духовно-нравственные; каковые книги грамотными арестантами, которых находится в  тюрьме до 110 человек, охотно читаются каждым для себя и вслух для товарищей. Во время великой Четыредесятницы все арестанты православного вероисповедания говели в  тюремной церкви и из них приобщено Св. Тайн 239 человек.

Особых случаев раскаяния преступников не было, но в  1888 году был один случай присоединения к православной вере одного еврея. Арестантские партии, отправляющиеся из Илецкой тюрьмы, перед выступлением в  путь напутствуются тюремным священником».

При зачислении в  тюрьму все арестанты вначале поступали в  отряд (разряд) испытуемых. По окончании срока испытания те из них, кто показал хорошее поведение и  трудолюбие, с  разрешения Оренбургского губернского правления переводились в  разряд исправляющихся. Так, в  неофициальной части «Оренбургских епархиальных ведомостей» в феврале 1887 года опубликовано «Слово, сказанное по случаю перевода арестантов Илецкой каторжной тюрьмы из  разряда испытуемых в  разряд исправляющихся и  снятия при этом с  них кандалов».  

7896754.png

Священник Илецкой тюремной церкви Иаков Филологов обратился к  своей пастве со словами назидания: «Вот, наконец, братья мои, вы и дождались давно ожидаемого облегчения вашей горькой участи! Дай Бог, чтобы наступающий новый период жизни послужил для  вас средством к  большему усовершенствованию вашего поведения и  возвышению вашей нравственности. Дай Бог, чтобы исправление ваше было не кажущимся только и  наружным, но чтобы было действительным, коренным исправлением, проистекающим из чистых побуждений совести, было бы разумное и сознательное и совершалось бы не ради окружающего вас начальства, но ради собственного блага и пользы».

«Были замечаемы в холодности к вере…»

В январе 1892 года священник Илецкой тюремной Николаевской церкви И. Филологов направил в Оренбургскую духовную консисторию отчет следующего содержания: «В 1891 году богослужение было отправляемо во все воскресные и праздничные дни неопустительно. Служба бывала и в простые дни по желанию прихожан, но очень редко. Поучения во все воскресные и  праздничные дни были предлагаемы за  литургией неопустительно из  книг: Якимова, Путятина и  проповедей издания журнала „Руководство для сельских пастырей“, „Пастырский собеседник“ и других.

Жалованья священник получает от казны 600 рублей. Псаломщику, как по  штату не положенному, определенного жалованья нет, доходов от прихожан до 50 рублей в  год. Земли для  церкви нет. Для священника – казенная квартира с отоплением и освещением.

29_3.jpg

Прихожане держат себя в отношении к духовному отцу близко. За  советами в  деле спасения и  других случаях обращаются к  нему весьма часто. Для духовного назидания посещались арестанты, преимущественно в  их камерах, и  главное внимание обращаемо было на  тех, которые замечаемы были в  холодности к  вере и  дурном поведении.

Таинство и обряды Святой Церкви исполняются прихожанами, но не  с одинаковым усердием, а  иногда и  с принуждением. Упущение замечалось в  неаккуратности посещения храма во  время говенья, в отсутствии искренности раскаянья и  уклонении от принятия Святых Тан под разными предлогами. Все эти недостатки происходят от того, что таковые люди сами не заботились развивать в  себе чувства благочестия, виноваты их родители и  воспитатели, нисколько не  заботившиеся об этом своевременно, да к тому же сами не отличавшиеся добрыми качествами, что и довело людей до преступлений и каторги и такого настоящего нравственного состояния.

Исповедовавшихся и  причастившихся в  минувшем году было 519, исповедовавшихся, но не  причастившихся  – 7. Храм Божий посещается не  совсем усердно вследствие лености.

Пастырские увещания делались постоянно, но не всегда достигали своей цели. Посты соблюдаются во все дни, установленные Церковью.

Необходимые познания о вере христианской и заповедях имеют не все, но таковых было очень немного. Грамотные знают наизусть Символ веры, заповеди и все общеупотребительные молитвы. В церкви в воскресные и праздничные дни отправлялись торжественные вечерни, и по окончании их велись религиозно-нравственные беседы. Особенными благотворительными делами прихожане не отличались вследствие исключительного их положения; между пороками особенно выдавались привычка к  сквернословию и неприязнь друг к другу. К развитию этих пороков, главным образом, способствует лишение свободы и вообще те неудобства, какие присущи заключенным. Со стороны священника делались наставления, но приносили мало пользы.

Церковь при тюрьме вполне благоустроена, со всеми принадлежностями, теплая, но по  размерам своим очень тесна и не вмещает даже половины прихожан. Утварью снабжена вполне достаточно. Богослужебные книги имеются все и содержатся в должной бережливости. Церковь как внутри, так и со вне, содержится в должной чистоте и  опрятности. На  заднем дворе тюрьмы – деревянная часовня небольшая, ветхая, содержится в порядке. Икон в ней две. Назначение ее  – для  временного помещения покойников: богослужения в ней отправляются».

«Торжество освящения храма»

В архивном фонде Оренбургской духовной консистории содержится «Дело об  освящении вновь построенной церкви в  Илецком тюремном замке» за  27 ноября 1898 – 24 марта 1899 года. В Оренбургскую духовную консисторию 28 ноября 1898 года поступило письмо от помощника губернского тюремного инспектора с просьбой «не делать никаких распоряжений об  освящении церкви, так как окончательно не установлен иконостас, не изготовлены местные иконы и не получена из Москвы церковная утварь».

17 января 1899 года в  Илецкой Защите произошло знаменательное и  торжественное событие. Этот день стал «выдающимся в мирной, тихо дремлющей жизни маленького городка. Было совершено давно ожидаемое всеми освящение новоустроенного, просторного и  удобного храма при тюрьме, в честь свт. Чудотворца Николая, вместо прежнего тесного, темного и душного, существовавшего около 14 лет в простой арестантской камере».

В торжественной церемонии приняли участие тюремный инспектор А.К. Адеркас с  помощником Пономаревым и  управляющим канцелярией Оренбургского губернатора Н.О. Мышковским, представители городских учреждений, купечество, арестанты тюрьмы и  верующие жители города. Освящение церкви совершал глава 2-го благочинного округа священник В. Подъячев в сослужении пяти соборных священников. В восемь часов утра началось служение молебна с водоосвящением. После этого состоялось освящение престола и жертвенника, облачение их одеждами, окропление всего храма святой водой и крестный ход вокруг новоустроенного храма.

В сообщении корреспондента «Оренбургской газеты» читаем: «По окончании литургии священниками был отслужен молебен храмовому святому  – Чудотворцу Николаю, с  возглашением обычного в  таких случаях многолетия. После церковного торжества радушным старостой был предложен в  своем доме присутствовавшей публике чай и обед, за которым было сказано много теплых, задушевных тостов и речей.

Постройка храма была начата в июне 1898 года и  окончена вчерне в  ноябре месяце, а  в декабре и  январе текущего года происходила установка иконостаса и  внутренняя отделка. Храм каменный с  деревянным куполом, оштукатурен, крыт железом, без колокольни. Внутри разделен на две части сетчатой перегородкой, отделяющей арестантов от посторонних молящихся. Особенно заслуживает внимания иконостас  – средней величины, сделанный в византийском стиле изящного рисунка, трехъярусный, вызолоченный, – работы оренбургского мастера П.В. Овсянникова.

На устроение храма было пожертвовано купцом И.М. Коробовым около 1500 рублей, из числа коих 625 рублей было употреблено на украшение храма новою утварью, привезенной жертвователем из  Москвы; затем арендаторами Илецкого соляного промысла пожертвовано 500 рублей на  иконостас и  около 900 рублей употреблено из церковных сумм.

Храм устроен из  упраздненного здания воинской казармы, длинною 12 сажень (1 сажень=2,13 м –прим.), шириною 4 сажени, вышиной в куполе до 6 сажень. Внешний вид его довольно благообразен, наподобие приходского. Что же касается внутреннего устройства, то оно не оставляет желать ничего лучшего для  тюремной церкви. Слава и честь жертвователям и храмоздателю, потрудившемуся в святом деле!».

Ольга СГИБНЕВА,
начальник отдела информации и публикации
документов Государственного архива Оренбургской области

Публикация журнала «Ведомости Оренбургской митрополии»


 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓