При поддержке Управления делами Московской Патриархии

История одного жития

01.11.2018

4храм в Шипулино.jpg

Километрах в ста от Москвы, в Клинском районе, есть небольшой городок Высоковск, жители которого исстари занимались ткачеством. Некогда там имелось крупное ткацко-прядильное производство, где было занято практически все население, но сейчас ничего этого не осталось – говорят, последние станки перевезли в Иваново в начале двухтысячных. А население, как и в большинстве «депрессивных» российских регионов, выживает, кто чем может, главным образом, торговлей. Долгие годы местные жители даже не догадывались о том, что у них есть свой небесный покровитель – священномученик Сергий Гусев, расстрелянный 31 октября 1937 года.

 

О местности и храме

Когда-то здесь жил очень крепкий православный народ, достаточно зажиточное купечество, а живописные места пленяли своей красотой столичное дворянство. В пригороде Высоковска на берегу реки Железовки расположено старое село Шипулино с удивительным по своей архитектуре и истории храмом, который не закрывался даже в суровые богоборческие времена. Очевидно, спасло его от разрушения то обстоятельство, что находится он при старинном кладбище, известном как Николо-Железовский погост.

храм в Шипулино.jpg

Как пишет в своей вышедшей в 2015 году книге «Из истории церкви Воскресения Словущего Клинского района и ее окрестностей» местная жительница Надежда Алексеевна Щеголева, согласно документам XV-XVIII веков Шипулино моложе Николо-Железовского погоста почти на сто лет. Скорее всего, по объяснению Н.А. Щеголевой, небольшое сельцо Шипулино стало селом с появлением в начале XIX века на Николо-Железовском погосте каменной церкви Воскресения Словущего. К началу прошлого века на погосте у храма было не более десятка домов, где, главным образом, жили семьи священников и церковных служащих.

«Через Николо-Железовский погост проходил с правой стороны от церкви проезжий тракт, – сообщается в книге. – Тянулся он на многие версты от Ржева через леса, убогие деревеньки в Волоколамск, далее на Клин-Дмитров. Ямщики, подъезжая к Николо-Железовскому погосту, издали видели возвышающуюся над домами колокольню с золотыми крестами храма Воскресения Словущего. Через несколько минут появлялся храм. Ямщики, перекрестившись, еще через пять минут останавливались у трактира, находящегося на территории нового кладбища (в ту пору его не было). Новое кладбище, как его стали называть в отличие от прежнего, возникло в 30-х годах прошлого века. Ямщики могли выпить в трактире чай из самовара с баранками и сахаром, лошадям задать корм и продолжать путь. В Клину меняли лошадей и ехали до Дмитрова. До сих пор сохранилась едва заметная дорога того времени».

Издревле на Руси при погостах стояли, как правило, деревянные церквушки. Была такая и здесь, названная в честь святителя Николая. Собственно, по имени этой прикладбищенской церкви и протекавшей здесь реки Железовки и назывался этот погост Николо-Железовским. «Первое сохранившееся упоминание о храме относится ко времени Ивана Грозного: в 1545 году, согласно Духовной грамоте, Матвей Иванович Левашов давал деньги наряду с другими церквами Клинского уезда "к Николе на Железовке"», – читаем в книге Н.А. Щеголевой.

Река Железовка тогда была судоходной, по ней тянули  баржи, а в нескольких метрах  от нее били ключи. Некий ученый по фамилии Кирпичников нашел, что  вода в реке содержит железо, а кроме того, обладает целебными свойствами, узнаем опять же из этой книги: «Жители погоста, не имея в ту пору колодца, ходили за водой под гору, на «свой ключ», берегли его: очищали от грязи, сооружали лавочки для ведер».

На праздник Крещения Господня эта вода освящалась. «Сельский умелец Петр Ефремович Басалаев (1888-1968 гг.) изо льда вырубал крест, украшал его звездочками из бумаги. При солнечной погоде крест блестел и переливался разноцветными огоньками. В течение двух дней жители окрестных деревень и Высоковска шли «на Иордань», запасались святой водой на год», – написано у Н.А. Щеголевой.

img_000.jpg

А уже белокаменная церковь Воскресения Христова была построена в 1794-1800 гг. на средства прихожан и при участии дворян Васильчиковых, ставших в здешних красивейших местах владельцами усадьбы. Колокольню возвели на средства крестьянина из деревни Колосово. Первоначально каменный храм был однопрестольным, а в начале прошлого века к нему были пристроены приделы: с южной стороны – Покрова Пресвятой Богородицы, а с северной – святителя Николая Чудотворца. Также была удлинена трапезная часть и соединена с колокольней; позже в трапезной был устроен придел в честь Казанской иконы Божией Матери. В таком виде храм существует и сейчас.

 

Путь к святости

Долгие годы местные жители даже не догадывались о том, что у них есть свой небесный покровитель. Не знали они и о том, что их пропавший бесследно священник Сергий Гусев, служивший в Воскресенском храме в суровые годы репрессий и гонений на священнослужителей, принял мученическую кончину за Христа.

Сергей Петрович Гусев родился 5 июля 1886 года в селе Горбасьево Завидовской области Клинского уезда в семье священника Петра Гусева. В 1906 году окончил епархиальное училище иконописания и с 1907 года был учителем в церковноприходской школе. С началом Первой мировой войны был отправлен на фронт, а в 1918 году мобилизован в Красную армию и служил на Кавказе начальником банно-прачечного отряда.

книга.jpg

После демобилизации, в 1921 году, Сергей Петрович вернулся домой, устроился псаломщиком в Троицкую церковь села Бирево, где 19 марта 1922 года был рукоположен во диакона.

sergiy_gusev.jpgВ 1927 году диакона Сергия перевели переведен в Воскресенскую церковь Николо-Железовского погоста села Шипулино, а 24 сентября 1934 года он был рукоположен там во священника.

Осенью 1937 года сотрудники НКВД стали собирать сведения для его ареста. Некоторые свидетели, вызванные на допрос, показали, будто отец Сергий говорил, что «обильный урожай» 1937 года вызван не успехами экономической системы новой власти, а милостью Божией, так как Господь увидел, что народ голодает девятнадцать лет при советской власти, и поэтому голодному народу послал урожай. Другие свидетели показали, что священник часто посещал верующих женщин, живущих в рабочих казармах при Высоковском хлебокомбинате. Представитель местных властей, плохо знавший священника, ничего о нем не мог показать, и тогда следователь сам заполнил протокол допроса и прочитал его вслух. Но свидетель не согласился с прочитанным, однако ему «убедительно было доказано, что протокол необходимо подписать», и этот человек поставил свою подпись.

8 октября 1937 года отец Сергий был арестован и заключен в Таганскую тюрьму в Москве, где в течение многих дней его беспрестанно допрашивали. 13 октября следствие было закончено, а 25 октября «тройка» НКВД приговорила отца Сергия к расстрелу.

Священник Сергий Гусев был расстрелян 31 октября 1937 года на печально известном Бутовском полигоне.

 

Память

Сегодня каждый, кто приходит в Воскресенский храм села Шипулино, может помолиться у иконы своего земляка.

1храм внутри.jpg

В Высоковске живет внучка отца Сергия Ольга Владиславовна Котельникова, по профессии экономист, но теперь уже давно на пенсии. К сожалению, от встречи она отказалась, но в коротком телефонном разговоре сообщила, что ее бабушку после ареста отца Сергия нигде не брали на работу.  О своем муже супруге священника долгие годы не удавалось ничего узнать. Только лет за пять до смерти ей назначили небольшую пенсию – как узнали в семье, «от Священного Синода». Бабушка всю жизнь прожила в Высоковске, как и ее дочь Тамара Сергеевна и внучка Ольга Владиславовна.

2храм в Шипулино.jpg

Тамара Сергеевна с отличием окончила школу, поступила в пединститут – в «Ленинку» в Москве. Но после того, как написала свою биографию, дочь репрессированного священника отчислили. Но в институте она все-таки выучилась – заочно в Калининском (ныне Тверском) пединституте, всю жизнь преподавала немецкий язык в Высоковской школе. Она счастливо вышла замуж за советского хозяйственного деятеля: муж после высшей партийной школы работал директором совхоза в Высоковске. А Ольга Владиславовна, их единственная дочка, родилась, по ее словам, в церковной сторожке того же Воскресенского Шипулинского храма, где вместе со своими родителями и бабушкой прожила до трех лет. 

В один из октябрьских воскресных дней я побывала на Божественной литургии в церкви Воскресения Словущего, где, как мне сообщила Ольга Владиславовна, можно взять книжку о храме (ее раздавали бесплатно).

С книжкой мне повезло: ее дала почитать служащая храма раба Божия Надежда. Но втайне я все-таки надеялась повстречать здесь единственную внучку отца Сергия, ведь, кроме нее, в Высоковске никого из семьи священномученика не осталось. Но, как стало известно, ни в этом, ни в другом местном храме она не бывает. Не посещала богослужений и ее мать Тамара Сергеевна Гусева. 

Но, к счастью, память об отце Сергии Гусеве, священнике Шипулинского храма, не умерла. Она живет в народе еще и благодаря написанной местной жительницей Надеждой Щеголевой книге (цитаты из нее были приведены выше), тираж которой быстро разошелся среди земляков. Но эта книга никогда не увидела бы свет, если бы не было заинтересованных в этом людей – в первую очередь, служащего в церкви Воскресения Словущего протоиерея Димитрия Костина и его матушки Елены, их рекомендации были поистине бесценными в работе, а также брата автора книги Николая Алексеевича Парусникова, ведь книга полностью издана на его средства.

храм внутри.jpg

В настоящее время, как сообщила Н.А. Щеголева, появились новые архивные документы, ими она собирается дополнить новое издание. Правда, средства на переиздание пока не найдены.

Анна ПАНИНА

    

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓