Ученый, поэт, художник, христианин

15.04.2020

768973567.jpg

Все эти определения относятся к одному человеку – Михаилу Васильевичу Ломоносову, 255 лет со дня кончины которого исполняется 15 апреля. О нем написано множество книг и монографий, и не только на русском, но и на основных языках народов мира, в том числе английском, французском, немецком, испанском и даже китайском, статей же о великом русском просветителе, ученом, поэте и художнике по количеству и определить-то сложно. Однако наиболее редко рассматриваемый в этих публикациях вопрос – убеждения Михаила Васильевича и, главное, его вера…

 

Ломоносов представлял собой уникальное явление в нашей истории, науке и культуре. Однако путь его к вершинам всеобщего признания начался всего-навсего с трех любимейших книг, которые он называл «вратами учености»: «Грамматики» Мелетия Смотрицкого, «Арифметики» Л.Ф. Магницкого и «Стихотворной Псалтыри» Симеона Полоцкого. Кроме того, Михаил Васильевич с юных лет отлично знал церковную службу, читал и Библию. А в XIX веке случайно была обнаружена рукопись «Житие Димитрия Мироточца», принадлежавшая Ломоносову. Михаил своей рукой переписал текст из житийной литературы.

XVIII век в России был временем потрясений – политических переворотов, бунтов, войн, странных ересей и нашествия до того неведомых болезней. Император Петр Первый открыл страну Европе, а оттуда приходило далеко не только доброе и полезное для русского человека.

В этих условиях крестьянскому сыну, рожденному в суровых условиях Русского Севера, надо было иметь изрядную толику воли и мужества, чтобы ради получения образования оставить отчий дом. Но Ломоносов обладал, по воле Божией, особым характером, позволявшим противостоять обволакивающим чарам среды и вырваться из нее в поисках особой высокой цели.

Михаил Ломоносов, едва достигнув возраста девятнадцати лет, отправился в Москву, чтобы учиться в Славяно-греко-латинской академии, или «Спасских школах». Шел он не из самих Холмогор, а из Антониево-Сийского монастыря, откуда, собственно, и отправился рыбный обоз. В «первопрестольной» любили северную рыбку, да еще и монастырской засолки. Может быть, еще в 1730 году у Ломоносова зародились в голове стихотворные строчки:

Науки юношей питают,
Отраду старым подают,
В щастливой жизни украшают,
В нещастной случай берегут;
В домашних трудностях утеха
И в дальних странствах не помеха.
Науки пользуют везде:
Среди народов и в пустыне
В градском шуму и на едине,
В покое сладки и в труде.

Современному человеку сложно сейчас понять трудности дороги Ломоносова. А он до Москвы отмахал более тысячи верст, так как по прямой линии пройти было невозможно. К тому же в русских лесах того времени водилось в достатке и опасное зверье. Да и разбойные люди тоже. Обозы, безусловно, охранялись, но чего только не приключается в дальнем пути!

Выдав себя за «дворянского сына» (в академию крестьян тогда не принимали), Михаил стал усердно учиться, подвергаясь насмешкам однокашников. Ломоносов не знал латыни, и ее пришлось экстренно зубрить. Ради пропитания юноша рубил дрова на заказ и читал Псалтирь по усопшим.

Потом все пошло своим чередом. Ломоносов читал запоем всю литературу, какую мог найти. В 1734 году ради пополнения знаний из Москвы добрался до Киева, где совсем недолго отучился в Киево-Могилянской академии.

Надо сказать, что в том же году Михаил Васильевич чуть не принял сан священника. Он этого хотел, но помешали сословные препятствия – принадлежность к крестьянскому роду.

Далее Ломоносов в числе лучших учеников направляется в университет при Петербургской академии наук, где изучает немецкий язык, физику, математику и т.д. В 1736 году Михаила и двух его товарищей направляют на обучение за границу – в Марбургский университет. Там Ломоносов по-настоящему увлекается химией. В 1741 году Михаил Васильевич возвращается в Россию. И начинается его плодотворная карьера ученого и литератора.

Всего о Ломоносове и не перескажешь. Достаточно упомянуть только те отрасли, в которых он достиг наибольших успехов: химия, физика, металлургия, горное дело, астрономия, метеорология, техническое конструирование, история, география, филология, поэзия, риторика, мозаичное искусство.

Ломоносов разработал серьезный проект «сбережения русского народа», который, правда, так и остался неопубликованным до его смерти. Проект был направлен высокопоставленному покровителю ученого И.И. Шувалову письмом. Но в государстве произошли серьезные политические изменения, и Шувалов потерял влияние в верхах управления.

Русскому гению принадлежат также и два выдающихся ( для своей эпохи) исторических труда: «Древняя российская история от начала российского народа до кончины Великого князя Ярослава Первого» и «Краткий российский летописец с родословием». Они не потеряли актуальности и до сих пор.

Любопытно, что в 1754 году М. В. Ломоносов продемонстрировал публике действующий прототип вертолета, который изобретатель предполагал использовать для метеорологических исследований.

В эпоху СССР из Ломоносова делали агностика или атеиста, напирая на частные конфликты с Синодом. Но это делалось за счет притягивания фактов за уши. Против Церкви Михаил Васильевич никогда не выступал и безбожником не являлся. Его научная программа основывалась на таких словах: «…Создатель дал роду человеческому две книги: в одной показал свое величество, в другой свою волю. Первая книга – видимый сей мир. В этой книге сложения видимого мира физики, математики, астрономы и прочие изъяснители Божественных в натуру влиянных действий суть то же, что в книге Священного Писания пророки, апостолы и церковные учители. Не здраво рассудителен математик, ежели он хочет Божественную волю вымерять циркулем. Также не здраво рассудителен и учитель богословия, если он думает, что по Псалтыри можно научиться астрономии или химии».

Ломоносов занимался естествознанием ради постижения тайн мира, созданного Творцом. Любитель астрономии и физики сочинил следующие строки:

Когда бы смертным толь высоко
Возможно было возлететь,
Чтоб к солнцу бренно наше око
Могло приближившись возреть,
Тогда б со всех открылся стран
Горящий вечно Океан.
Там огненны валы стремятся
И не находят берегов,
Там вихри пламенны крутятся,
Борющись множество веков;
Там камни, как вода, кипят,
Горящи там дожди шумят.
Сия ужасная громада –
Как искра пред Тобой одна.
О коль пресветлая лампада
Тобою, Боже, возжжена
Для наших повседневных дел,
Что Ты творить нам повелел!

И продолжил:

Творец! Покрытому мне тьмою
Простри премудрости лучи
И что угодно пред Тобою
Всегда творити научи,
И, на Твою взирая тварь,
Хвалить Тебя, безсмертный Царь.

(М.В. Ломоносов.
Утреннее размышление о Божием величестве).

Здесь уже слышатся отзвуки приближающегося грома бессмертной оды Г.Р. Державина «Бог» (1784). Не в стихах ли Ломоносова Державин почерпнул вдохновение?

У Ломоносова есть еще переложения псалмов в стихотворной форме и весьма примечательная «Ода, выбранная из Иова».

Михаил Васильевич с трепетом и любовью относился к святоотеческому наследию, богослужебным книгам и церковнославянскому («славенскому») языку: «Рассудив таковую пользу от книг церковных славенских в российском языке, всем любителям отечественного слова беспристрастно объявляю и дружелюбно советую, уверясь собственным своим искусством, дабы с прилежанием читали все церковные книги…».

Жизнь русского языка Ломоносов ставил в прямую зависимость от церковнославянского, утверждая, что «…российский язык в полной силе, красоте и богатстве переменам и упадку не подвержен утвердится, коль долго Церковь российская славословием Божиим на славенском языке украшаться будет» (М.В. Ломоносов. Предисловие о пользе книг церковных в российском языке).

Отошел ко Господу православный христианин Михаил Васильевич Ломоносов в 1765 году, в Светлый Понедельник.

Александр ГОНЧАРОВ

Публикация сайта «Осколье православное»

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓