Между двух огней

06.12.2020

674575.png

О том, почему Александр Невский стал самым почитаемым из святых русских князей, как ему удавалось сочетать с потрясающим личным мужеством качества искуснейшего дипломата, не поступаясь при этом самым главным – своей верой и интересами своего народа, в день памяти святого благоверного князя размышляет кандидат исторических наук Александр Материкин, историк-краевед, заслуженный работник культуры России.


Видимо, в Каракоруме отец Александра Ярославича князь Ярослав показал свой независимый нрав, чем навел на себя гнев ханши. В результате в дни выбора нового великого хана Монгольской империи Ярослав Всеволодович был отравлен и, по утверждению Плано Карпини, не без помощи Туракины.

«В то время умер Ярослав, – пишет Плано Карпини, – бывший великим князем в некоей части Руси, которая называется Суздаль. Он только что был приглашен к матери императора, которая, как бы в знак почета, дала ему есть и пить из собственной руки; и он вернулся в свое помещение. Тотчас же занедюжил и умер спустя семь дней, и все тело его удивительным образом посинело. Поэтому все верили, что его там опоили, чтобы свободнее и окончательнее завладеть его землею. И доказательством этому служит то, что мать императора, без ведома бывших там его людей, поспешно отправила гонца в Руссию к его сыну Александру, чтобы тот явился к ней, так как она хочет подарить ему землю отца. Тот не пожелал поехать, а остался, и тем временем она посылала грамоты, чтобы он явился для получения земли своего отца. Однако все верили, что, если он явится, она умертвит его или даже подвергнет вечному плену».

Умер князь Ярослав Всеволодович 30 сентября 1246 года‚ и, пока тело его везли домой верные дружинники, гонец из Каракорума за несколько недель доставил приказ ханши. Хан Бату (Батый) также знал о вызове Александра в Каракорум и проявлял недовольство в отношении неспешности князя, посылая к нему своих гонцов. Новгородская летопись так зафиксировала это: «...мне покорил бог вси языки; ты ли един не хощеши мне покоритися. ни силе моей; не аще хошеши соблюсти свою землю, то прииди ко мне и узриши честь царства моего».

7675675.png

Но не боялся князь смерти от рук коварных татар, да и понимал, что он им нужен в большой политике как полководец, прославивший себя на полях сражений. Дожидался Александр тела отца, чтобы попрощаться с ним, да и узнать от земляков, вернувшихся из монгольской столицы, о том, как умер отец, о предстоящей дороге, обо всех подробностях быта татар, чтобы основательно подготовиться к дальней дороге. Дожидался князь еще и зимней дороги, чтобы лед сковал реки и стал санный путь, который был более быстрым и безопасным: кочевники находились в местах постоянной зимовки, установившиеся морозы лишний раз сдерживали лихих людей от разбойных нападений.

Удивляет его дальновидность как политика. Несмотря на свои двадцать шесть лет, Александр Ярославич сделал выбор, свойственный зрелому, умудренному опытом мужчине: решил ехать в ставку Бату по его вызову. Князь Александр ощутил в момент принятия решения о поездке невозможность открытого сопротивления монголам. Он решил лично изучить врага в его стане и не ошибся. Побывав в Каракоруме и прожив в нем несколько месяцев, князь увидел всю мощь великого Монгольского государства, ощутил в монголах стихийную силу, с которой невозможно бороться так же, как противостоять лавине, обвалу или потоку.

Тело отца было доставлено во Владимир. «Князь же Александр... поиде в Володимер, по умертвии отца своею, в силе велице». Приехав из Новгорода во Владимир, князь узнал, что владимирский великокняжеский стол перешел по старшинству к оставшемуся старшим в роде брату Ярослава Святославу Всеволодовичу, который раздал, в свою очередь, княжеские уделы собственным племянникам. За Александром остался Новгород, также добавился Переяславль.

Отдав последний долг родителю, Александр отправился в дорогу, и «грозен приход его до усть Волгы». В этой строчке из летописи таится глубокий смысл. Князь застал Бату, видимо, как и Плано Карпини, в низовьях Волги на месте постоянной зимовки, следовательно, путь его проходил через Дон, Волгу и поволжские степи (территория нынешних Волгоградской и Астраханской областей). Что касается грозного прихода, то, видимо, Александра сопровождала немалая боеспособная дружина, но то, что он увидел у Бату, не могло не повергнуть его в шок.

89906756756.jpg

Вот как Плано Карпини за год до приезда Александра описывал ставку Бату: «…этот Бату живет с полным великолепием, имея привратников и всех чиновников, как и император их. Он также сидит на возвышенном месте, как на троне, с одною из своих жен; другие же, как братья и сыновья, так и иные младшие, сидят ниже посередине на скамейке, прочие же люди сзади их на земле, причем мужчины сидят направо, женщины налево. Шатры у них большие и очень красивые, из льняной ткани, раньше принадлежали они королю Венгерскому. Никакой посторонний человек не смеет подойти к его палатке, кроме его семейства, иначе как по приглашению, как бы он ни был велик и могущественен, если не станет случайно известным, что на то есть воля самого Бату». К тому же, по утверждению Н.М. Карамзина, хан имел «600 000 воинов: 150 000 татар и 450 000 иноплеменников христиан и других подданных».

И в то же время при виде всей этой золотоордынской мощи Александр Ярославич сохранил княжеское достоинство во время унизительного для христианина языческого ритуала, заключающегося в проходе всеми прибывшими в ставку Бату между двух огней. Во имя Святой Руси он не пошел на унижения, чем заслужил благосклонное и миролюбивое отношение со стороны всемогущего Бату.

В то же время он на долгие годы стал дипломатом, защитником земли Русской от набегов татар, лишившись покоя и семейных радостей. Вслед за первой поездкой к татарам последовала вторая, третья... В общей сложности провел он за этим занятием более пяти лет. Ему, ни разу не побежденному в бою, приходилось изображать унизительную покорность.

Но унижение унижением, а князь мог в любой момент и лишиться жизни, ведь даже самый искусный предсказатель того времени не мог предугадать, с какой целью вызывает хан к себе. Еще не забыт был случай с его отцом.

56453658.png

Зададимся вопросом: мог или не мог князь Александр отказаться от процедуры прохождения между двух огней перед тем, как попасть на прием к Бату? Мог бы согласиться пройти, и тогда жизнь его была бы вне опасности, в отличие от князя Черниговского Михаила и его боярина Федора, поплатившихся своей жизнью за отказ. Александр Ярославич отказался, несмотря на то, что ему, видимо, как и Плано Карпини, перед тем как пройти между двух огней (чистилищем, по выражению татар, всяких злых умыслов, отнимающим даже силу у скрываемого яда) было сказано: «Идите спокойно, так как мы заставляем вас пройти не по какой другой причине, а только ради того, чтобы если вы умышляете какое-нибудь зло против нашею господина или если случайно приносите яд, огонь унес все зло». Несмотря на то, что все проходившие понимали, что в этом ритуале главным был смысл поклонения языческим богам, в которых верили кочевники, все же делали это «ради того, чтобы не подать на этот счет повода к подозрению». Русский же князь Александр не стал этого делать, но по непонятным причинам остался жив. Видимо, учитывая его авторитет в европейских государствах, а также под влиянием его внешнего облика и внутренней силы Бату не посмел приказать его убить.

Посещением ханской ставки не ограничилось путешествие Александра в земли, завоеванные татарами. Продержав князя и его брата Андрея в Орле, Батый послал их, как прежде их отца, в Каракорум на поклон к великому хану. По прибытии в столицу братья оказались свидетелями длительных смут и приготовлений к новому великому курултаю после смерти Гуюка, последовавшей в 1247 году. Все эти события надолго задержали Александра и Андрея в Каракоруме.

И все же князьям удалось до избрания нового великого хана Менгу в 1251 году получить ярлыки на княжение: Александру – на великое княжение Киевское, а Андрею – на великое княжение Владимирское. В 1250 году они благополучно вернулись на родину. Новгородская летопись так запечатлела на века это событие: «Приеха князь Олександр из Орды, и быть радость велика в Новгороде».

Последняя поездка Александра Невского в Орду состоялась в конце 1262 года. Снова по зимнему пути в который уже раз добирался князь в ставку хана.

О последних месяцах жизни Александра Невского практически ничего не известно. Опираясь на свидетельства русских летописей, попытаемся восполнить этот пробел. За основу возьмем Новгородскую первую летопись старшего и младшего изводов. Под этим названием разумеется группа дошедших до нас документов или списков¹, близких по содержанию: Синодальный, Комиссионный, Академический, Толстовский, Воронцовский.

Синодальный список Новгородской первой летописи – самый древний из всех сохранившихся русских летописных памятников. Этот рукописный документ хранится в Рукописном отделении Государственного исторического музея в Москве, в Синодальном собрании (отсюда и название – авт.) и датируется ХIII–ХIV веками. В Синодальном списке находим: «В лето 6770 (1262)² ...поиде князь Олександр в Татары и удержа и Берке, не пуст в Русь; и зимова в Татарех и разболеся».

Что же явилось причиной поездки Александра Невского в Золотую Орду? Частичный ответ на поставленный вопрос содержится в «Повести о житии и о храбрости Благоверного и Великого Князя Александра». Житие составлено, как полагают, в 80-е годы ХIII века во Владимире духовным лицом, лично знавшим великого князя Александра Ярославовича. Житие сохранилось во многих списках, в различных редакциях. «Было в те времена насилие великое от иноверных, гнали они христиан, заставляя их воевать на своей стороне. Князь же великий Александр пошел к царю, чтобы отмолить людей своих от этой беды». А беда заключалась в том, что в то время хан Золотой Орды Берке, занявший после смерти Бату ханский трон, готовясь к войне с монгольским правителем Персии ханом Халагу, набирал воинов из покоренных земель в состав ордынских войск. В борьбе за власть между двоюродными братьями Русь должна была выставить войско для участия в войне.

Кроме этого, в тот год одновременно в Ростове, Владимире, Суздале, Ярославле и других русских городах началось восстание против сборщиков дани – восточных купцов. Ханом Золотой Орды Берке был изменен порядок взимания дани. Решив, и не без оснований, что его баскаки оставляют себе большую часть поборов с русских земель, хан передал взимание дани хивинским купцам-ростовщикам, для которых это дело явилось источником дохода.

«Бесермены», как их прозвали на Руси, вносили правительству Золотой Орды денежные суммы вперед, а затем собирали дань в русских княжествах, покрывая отданные деньги и не забывая себя. Тем, кто не мог сразу выплатить всю сумму, давалась отсрочка, но под большие проценты, в результате чего задолжавшие «бесерменам» крестьяне и горожане выплачивали непомерные резы (проценты – авт.), погрязая в долгах. Разорив окончательно, хивинские купцы продавали их с семьями в рабство, уводя из Руси в Орду. Все это послужило причиной восстания, в результате которого были изгнаны из многих городов ненавистные «бесермены». Восстание не прошло бесследно и вызвало гнев у хана Берке, решившего покарать восставших, наслав на них свою многочисленную рать.

По этим причинам Александр Невский снова оказался в низовьях Волги, в ставке хана Золотой Орды Берке, в недавно отстроенном породе Сарае. Привезя богатые подарки хану, князь попытался убедить Берке не посылать карательные отряды на Русь и освободить от воинской повинности русские княжества.

Но, видимо, сделать это ему сразу не удалось. Александр Невский оставался в Сарае зиму, весну и лето 1263 года в качестве заложника. Иначе слова древнего летописца «и удержа и Берка, не пустя в Русь» понять нельзя. Так до конца и не ясно, какую цель преследовал Берке, удерживая Александра Невского. Тем не менее, русские летописи не сообщают об участии русских полков в походе на Персию в составе золотоордынских войск, а русские князья стали сами собирать дань. Значит, не зря в последний раз съездил Александр в наши края, значит, сумел ценой нечеловеческих усилий убедить татар в правоте своих мыслей, выхлопотать не только забвение восстания, но и избавление от повинности, своей осмотрительной политикой уберег Русь от окончательного разорения ратями кочевников.

Нелегко далась эта поездка князю, «возвратился из Орды от царя и дошел до Нижнего Новгорода, и там занемог». Месяцы пребывания в Золотой Орде окончательно сломили силы Александра Невского – в Городце ему стало настолько плохо, что князь, призвав игумена монастыря, попросил его о пострижении в иночество, говоря: «Отче, се болен вельми... Не чаю себе живота и прошу пострижения».

889898795.png

Александр Ярославич 14 ноября 1263 года был пострижен в схиму с именем Алексий с возложением на него иноческого одеяния и «тои же ночи и преставися».

Митрополит Кирилл, узнав об этом известии от прибывшего гонца во время службы в Успенском соборе во Владимире, сказал, обращаясь к пастве: «Чада моя, разумейте, яко заиде солнце земли Суздальской». Тело князя Александра Ярославовича было перевезено во Владимир, где 23 ноября в монастыре Богородицы со всеми почестями погребено.

Умер выдающийся полководец, замечательный государственный деятель и дипломат, сумевший посредством вооруженной борьбы и избирательной дипломатии избежать новых войн на севере и западе раздробленной на мелкие княжества Руси, тем самым выиграв время и дав Руси окрепнуть и оправиться от страшного татарского разорения. Александр Невский воспрепятствовал возможному, но губительному для Руси союзу с папством и сближению крестоносцев с Ордой.

Своей дальновидной и мудрой не по годам политикой в отношении Орды и в целом великой Монгольской империи, по словам протоиерея Михаила Хитрова³‚ «Александр заслонил и избавил наше отечество от конечного порабощения, сумел предотвратить новые страшные погромы и удержать татар вдали, не допустив их расселиться по Русской земле и завести свои порядки». «Тем, что …вся наша зависимость выразилась в виде внешней покорности – дани, пишет далее историк, – мы сохранили неприкосновенными свой родной язык, свое политическое устройство, свое управление и свой суд, что православная вера как была, так и осталась главной воспитательной силой русскою народа, что благодаря всему этому мы сохранили возможность восстановления своих сил, в значительной степени мы обязаны деятельности Александра. А это такая заслуга, которой Россия не забудет никогда, как бы ни было велико ее мировое значение в настоящие и грядущие века».

После кончины Александра Невского многие десятилетия шли люди к его мощам и просили его предстательства перед Богом. Но только на Московском Соборе в 1547 году Преосвященный митрополит Макарий с семью епископами и со всем Священным Собором установили «есмя ныне праздновати новым чудтворцам», в том числе и святому Александру Невскому.

В дальнейшем, начиная с ХVIII века, когда Петр Великий, перенеся его мощи из Владимира в Санкт-Петербург, сделал Александра Невского покровителем новой столицы, князь становится самым почитаемым из святых русских князей.

Первый храм на Руси во имя святого Александра Невского был воздвигнут Патриархом Филаретом Никитичем около 1630 года в Московском Кремле над Тайницкими воротами. В этом храме 27 января 1689 года Петр Алексеевич Романов сочетался первым браком с Евдокией Федоровной Лопухиной, а сын, родившийся 3 октября 1691 года‚ был назван Александром в честь святого Александра Невского (царевич умер во младенчестве – прим.).

К концу ХIХ века в подавляющем большинстве российских городов существовали храмы и часовни, посвященные святому Александру Невскому, а в сельских храмах – приделы, и во всех без исключения храмах имелась икона святого.

Александр МАТЕРИКИН

Публикация журнала «Царицын православный»
(Волгоградская епархия)

__________
¹ Список, воспроизведенный от руки текст с более древних, не дошедших до нас летописей.

² Текст любой летописи состоит из погодных (составленных по годам) записей. Каждая запись начинается словами: «В лето…», и далее следует сообщение о том, что произошло в данное «лето», то есть год. Года считались от «сотворения мира» и, чтобы получить дату по современному летосчислению, в нашем случае нужно от 6770 отнять 5508.

³ Протоиерей Михаил Хитров – создатель одного из самих полных жизнеописаний святого князя. Впервые его фундаментальный труд «Святой благоверный великий князь Александр Ярославович Невский» (с рисунками, планами и картами) издан в 1893 году в Москве типографией «Товарищество И. Д. Сытина и К°»

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓