Голос друга: услышать и понять

29.04.2014

00_01.jpg«Голоса Православной России» можно будет услышать нынешним июнем в Грузии. Эту масштабную благотворительную культурно-просветительскую программу вот уже полтора десятилетия проводит в самых разных странах мира Международный фонд единства православных народов. Благодаря высокохудожественному содержанию и важности миссионерских целей программы ей был придан статус Патриаршей. 

В этом году особый упор был сделан на государствах постсоветского пространства. Грузия была выбрана не случайно. Во-первых, эта страна одной из первых приняла христианство. Во-вторых, у России с Грузией древние дружественные связи, поясняет президент Фонда профессор Валерий Алексеев.

− Мы начали готовить программу еще несколько лет назад. Дважды Католикос-Патриарх Илия II просил из-за непростой политической ситуации в стране не поднимать эту тему. В прошлом году программа уже была полностью готова, но Патриарх Илия тогда сам приехал в Россию, и мы решили не смешивать эти события. Сейчас время наступило.

Когда Патриарх Илия был с визитом в Москве и получал премию «За выдающуюся деятельность по укреплению единства православных народов», его очень вдохновило, что наши хоры исполняли его произведения. Ему это очень понравилось. Как известно, Католикос-Патриарх всея Грузии Илия II − известный музыкант.

Cейчас мы активно готовимся провести программу «Голоса Православной России» в Грузии и очень надеемся, что все пройдет хорошо. Ведь придется употребить очень много усилий, в том числе общественно-политических и церковных. Потому что, не буду скрывать, внутри Грузинской Церкви появились фигуры, которым не очень-то нравится сегодняшнее сближение с Россией».

Опасения, вскользь высказанные Валерием Алексеевым, кстати, совсем не безосновательны. Кто и почему в структуре Грузинской Православной Церкви пытается охладить отношения двух братских народов, пока непонятно. Однако некоторые результаты этого разлада уже сегодня можно наблюдать. Например, в октябре 2013 года на заседании Священного Синода Грузинской Церкви архиереи внезапно поставили в вину представителям Московского Патриархата якобы освящение фундамента двух новых храмов на военных базах в Ткварчели и Сухуми (территория Абхазии). «Это было сделано без соответствующего разрешения, что является грубым нарушением церковных канонов. Как известно, благословение на строительство храма в Абхазии даёт Католикос-Патриарх всея Грузии, и только по его благословению может совершать какие-либо действия духовное лицо иной Церкви. Поэтому вышесказанное является игнорированием церковных правовых норм. Обращаемся к главам Православных Церквей, дабы они обеспечили контроль и не допускали священнослужителей своих Церквей на территорию Абхазии на служение без благословения на то Предстоятеля Грузинской Церкви», − говорится в документе.

Информацию об освящении грузинские священнослужители почерпнули из местных СМИ. Удивительно, что они даже не потрудились элементарно проверить факты, но поспешили вынести свое решение. На самом же деле все было несколько иначе, чем хотят видеть это в Грузии. Действительно, в сентябре 2013 года исполняющий обязанности председателя Синодального отдела Московского Патриархата по взаимодействию с Вооруженными Силами и правоохранительными органами протоиерей Сергий Привалов пребывал на территории Абхазии. Он посещал 7-ю российскую военную базу под городом Гудаута на вполне законных основаниях: между Русской и Грузинской Церквами есть договоренность о духовном окормлении русских солдат в Абхазии российскими священнослужителями. При этом не то что освящение чего-либо не проводилось − во время этого краткого визита вообще не совершались никакие богослужения и молебны. Но, видимо, для представителей грузинских СМИ и тех, кто всячески пытается рассорить политиков, Церкви и народы, уже сам факт появления русского священника на этой территории является нарушением канонических правил и норм.

Еще один похожий инцидент произошел несколькими днями позже, теперь в Сухуми. Туда по приглашению своих духовных чад прибыл схиархимандрит Илий (Ноздрин). Он встретился и с местным духовенством, в том числе священником Виссарионом Аплиаа. Последний пригласил российского гостя присутствовать и участвовать в молебне на закладке храма в городе Ткуарчал. Эта закладка была плановой, и в любом случае отец Виссарион совершил бы ее именно в тот день, был бы на ней представитель Русской Православной Церкви или не был. Как гость и человек далекий от политико-церковных передряг, схиархимандрит Илий с радостью согласился на приглашение без всяких тайных и коварных помыслов.

Впрочем, участие в молебне при закладке храма не есть участие в освящении алтаря уже готовой церкви. Это принципиально разные вещи. Однако для грузинских СМИ, судя по всему, термин «освящение» не имеет нюансов и градаций. Было – значит, было. И неважно, что и зачем освящали, главное − с участием русских и на земле Абхазии. Эти два факта, случайно или намеренным образом криво изложенные прессой, повлекли за собой не только пространное заявление Священного Синода Грузинской Православной Церкви в прошлом году, но и некоторые выступления грузинского Священноначалия уже и в этом; таким образом, можно сделать вывод, что конфликт не только не исчерпан, но напротив, кем-то усиленно раздувается.

Так, уже в марте этого года в Стамбуле на встрече Предстоятелей и представителей Православных Церквей Католикос-Патриарх всея Грузии Илия II вновь говорил о нарушении церковных канонических норм: «Представители некоторых Церквей без согласования с нами посещают Абхазскую епархию, которая вместе с Цхинвальским регионом является неотъемлемой частью Православной Церкви Грузии». Исходя из вышеперечисленных фактов, эта аллюзия в словах Патриарха была явно не в пользу России и Русской Православной Церкви.

Тема церковных и территориальных переделов Грузии Католикосом-Патриархом поднималась и позже. Например, на встрече с министром Великобритании по европейским вопросам Дэвидом Лидингтоном, на молебне, посвященном Дню автокефалии Грузинской Православной Церкви, во время панихиды по первому президенту Грузии Звиаду Гамсахурдиа…

Понятно, что тема Абхазии в российско-грузинских отношениях − одна из самых болезненных до сих пор. Де-юре территория остается в духовной юрисдикции Грузинской Православной Церкви, которую та получила в период советской власти после восстановления Грузинского Католикосата. Де-факто же с начала 90-х годов Грузинская Церковь почти утратила контроль над регионом и верующими. Вследствие грузино-абхазской войны 1992−1993 годов абхазская церковь оказалась в непростой ситуации: большая часть грузинского духовенства по понятным причинам вынуждена была покинуть территорию Абхазии, и местная православная епархия оказалась вне контроля Грузинской Православной Церкви. Духовную жизнь в Абхазии стала восстанавливать небольшая группа местных приходских священников. Они составили епархиальный совет и избрали временно управляющим Сухумо-Абхазской епархии иерея Виссариона Аплиаа. Во многом благодаря ему были возобновлены службы во многих храмах, в том числе и на абхазском языке. Тогда же при поддержке Русской Церкви несколько абхазов получили духовное образование и были рукоположены в священнический сан.

 В 2009 году, видимо, в отчаянных попытках сохранить Православие в Абхазии, отец Виссарион зарегистрировал новую церковную структуру − Абхазскую Православную Церковь с неурегулированным самопровозглашенным автономным статусом. Кстати, незадолго до этого он просил Московского, Грузинского и других православных Патриархов о разрешении на восстановление Абхазской Православной Церкви, прекратившей свое существование в 1795 году. Правда, Предстоятели тогда отказали в просьбе, мотивируя это необходимостью ведения дружеского диалога между Церквами и отметив, что странно получать независимость от родной Церкви. Тем не менее, Абхазская Православная Церковь была официально зарегистрирована.

А чуть позже в регионе стала действовать и другая православная структура − так называемая Священная митрополия Абхазии. Создание последней было инициировано в мае 2010 года несколькими клириками, вышедшими из подчинения иерея Виссариона Аплиаа и пытающимися «перетянуть» Абхазию под омофор Константинопольского Патриархата. Раскольники в соответствии с уже известной по Украине и Эстонии схемой, а также при активной поддержке некоторых прозападно настроенных политиков пытались воздействовать на национальные чувства и самосознание абхазцев, однако особого успеха не добились. В этой непростой духовной ситуации Русская Православная Церковь, как могла, продолжала оказывать помощь верующим Абхазии, пытаясь содействовать в разрешении проблемы в рамках церковно-правового поля.

К сожалению, дружественное участие со стороны Церкви-Сестры, как показывают опыт и время, оказалось непонятым и неоцененным. Но есть надежда, что именно «Голоса Православной России» через искусство донесут то, что пока не получается донести священнослужителям: у Русской Православной Церкви нет никаких претензий на Абхазию. А то, что русские священники посещают регион и посильно окормляют верующих, − лишь духовная поддержка и опора, в которых сейчас испытывают необходимость как простые миряне, так и клирики Пицундской и Сухумо-Абхазской епархий.

Милена ФАУСТОВА

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓