Дежурный ангел

21.04.2018

1448604565_img_1616.jpg

Как прожить год за годом, чтобы другой человек, видя твой путь, сказал, что вот это и есть жизнь, в отличие от обычного существования? Стать известным на всю страну? Провести много месяцев в путешествиях по миру? Получить тем или иным способом много денег и тратить их без разбора? Оказывается, нет. Достаточно быть честной и верной, постоянно трудиться и помогать другим, заботиться о родных и молиться. А еще – отозваться в определенный момент на неожиданное для тебя призвание к новому послушанию и стать «дежурным ангелом»… В преддверии Недели жен мироносиц послушаем рассказ об одной из мироносиц наших дней.

 

Отчаянной девчонкой росла Зоя. Немного таких знало её родное алтайское село. Бурно текущую с гор норовистую реку Ануй в самых опасных и неизведанных местах переплывала без страха. На одном дыхании. Скинет с себя нехитрую одежонку. Оглянется. Перекрестится, пока никто не видит: «Господи, спаси!» И в воду…

В ее далеком детстве купальниками, да хоть и просто нижним бельем, ребятишек не баловали. Откуда такой роскоши при общей бедности да нужде взяться?! Только и делать из наготы проблему никому в голову не приходило. Тешится водой под теплым алтайским солнышком деревенская ребятня? Молодцы. А мальчишки там или девчонки, это уж юности оставьте – какие между ними различия… Подрастут, тогда всё по местам и расставится. Целомудренные были нравы.

Тренировал, воспитывал Зою Федоровну Трусову напористый Ануй, словно знал: пригодится ей закалка. Много эту храбрую девчушку испытаний ждёт. Надо быть готовой.

А мама красавицу дочку с косою до пояса, как и остальных своих ребятишек, другой наукой уму-разуму учила. Без утренней молитвы женщина дня не начинала. Без вечерней – ко сну не отходила, хотя порою и ноги от усталости подкашивались. То, что время на дворе стояло воинственно-атеистическое, не смущало. И даже возможное суровое наказание, которое могло прийти в семью, от веры не отвращало. Детей наставляла двум основополагающим, по её мнению, вещам: «Чужого не берите. Человек придёт в дом – накормите и обогрейте. Хоть последнее с ним разделите! Никогда у вас не убудет». Неграмотная была, а мудрая.

Скоро стало Зое понятно, что человеческая судьба порою круче самых порожистых горных рек закрутить может. Замуж она выходила счастливой. Красавец встретился, да и человек, вроде, хороший. Двоих сыновей родила. Души в своих мужчинах ни чаяла, домой спешила. И работу не меньше уважала. Профессий немало освоила: и на ферме трудилась, и в ветлечебнице животину выхаживала, и в горторге рабочей-подсобницей была. К тому времени Трусовы уже в Черепаново на жительство перебрались.

Но в один день всё разрушилось: ушёл отец из семьи. Такой удар редкое женское сердце переживает, не почернев от горя. Сколько слёз тридцатилетняя к тому моменту Зоя пролила – одна её подушка знает. Ведь для тех, кто рядом, она стала ещё более доброй и открытой. А для себя раз и навсегда решила: больше замуж не выйдет! Сыновей сама с Божьей помощью достойными людьми вырастит.

Трудилась Зоя Федоровна – рук не берегла. Вечером вернётся – на усадьбе за дело принимается. Снег, кажется, сам вперёд неё вдоль тропинки укладывается. Бывает, не выдержит сосед, выйдет на улицу: «Зоя, до чего ж красиво ты работаешь! Полчаса из окошка наблюдаю…» А она спешит – носки-варежки вязать нужно. Тёплое добро продавала на рынке, цены не назначая, – кто сколько даст, и за то спасибо! Им с мальчишками каждая копеечка дорога.

Вырастила. Выучила. В люди вывела. Когда нужно было, такую твёрдость духа проявляла, что от многих проблем сынов уберегла. Александр со временем стал работать в администрации Черепановского района Новосибирской области. Вячеслав стал главой села Павловск Алтайского края.

Видя в Зое Федоровне Трусовой достойную партию и возможную верную подругу жизни, сваталось к ней немало вдовцов. Хорошие, порядочные, вспоминала она, люди были. Только для себя в те самые переломные 30 лет женщина решила твердо: не быть ей больше мужниной женой! Не то чтобы таила обиду на сильный пол после предательства мужа, просто в душе жило понимание, что не надо больше выходить замуж…

Существует традиция: просфоры – небесный хлеб для православного храма – печь должна благочестивая женщина, живущая вне брака. Когда в Черепаново после многолетнего отсутствия открылась первая в «новейшей истории» церковь – Всех Сибирских святых – Зоя Федоровна стала ходить туда с великой душевной радостью. Она с самого детства улыбкой и благодарностью встречала новый день.

На службах вставала всегда на одно и то же место как человек по жизни к метаниям не привыкший. Там ее и выбрал настоятель прихода, искавший того, кого можно было бы благословить на одно из самых важных в храме послушаний – печь просфоры. «Все время у меня взгляд на эту женщину падает», – объяснил просто и прозорливо батюшка.

Тогда Зоя Федоровна поняла, к чему вела ее одинокая женская судьба. И испугалась. Даже спустя два десятилетия, скорбно кивая головой, охала:

– Боялась, грешница, что не справлюсь с таким послушанием!

Но согласилась, конечно. Здесь другие проблемы начались. Примется тесто заводить, а суставы рук словно железом разрывать начинает. Боль нестерпимая! Знакомая, которой пожалобилась, только одно и посоветовала: «Брось!» Не бросила. Хотя учиться (особенно в те времена) просфорному искусству было не у кого. Сама все пропорции в точности подобрала. Приспособила для выпечки старенькие чудо-печки. Так с многочасовыми молитвами, не имея времени даже присесть, и начала печь бабушка Зоя из года в год раз в неделю в просфорне местного мужского монастыря просфоры для всех храмов района. Это, поверьте, много. Очень, очень много.

– Еще душу, – говорит, – надо вкладывать. И силу…

1448604729_img_1544.jpg

Ее внутренняя сила, настрой победили. Скоро боль из рук ушла. А просфоры стали получаться. Всегда. Хотя дело это тонкое. Их даже дурные мысли испортить могут… Таким в сердце Зои Федоровны нет ходу. О давнем сомнении, печь – не печь, одно ответила: «Отказалась бы от послушания – вот нечистый бы торжествовал!».

Разговаривая со мной, она поделилась уверенностью, что к своим восьми десяткам лет с несколькими инфарктами в истории болезни живет исключительно молитвами настоятеля прихода игумена Кирилла. А еще благодаря тому, что получила свыше великую милость – печь людям небесный хлеб.

Ни одной службы все эти годы старалась не пропускать бабушка Зоя, молясь за всех, ласковой улыбкой встречая каждого. Осуждение ей неизвестно, потому помочь всегда старалась любому пришедшему в церковь. Маленькая, ладная, красивая, непременно чем-то занятая: вот с тряпочкой у иконы, тут убирает догоревшие свечи… «Дежурный ангел» всегда при деле. Недаром кто-то в разговоре назвал Зою Федоровну «стаканом воды»: незамысловатый предмет, только жизни без него нет…

…Перед своей кончиной первый и единственный супруг Зои Федоровны Трусовой просил своих родных: «Любите Зою. Она жила. Ей трудно было, но жила. А я существовал».

Елена ВОЛИКОВА
Фото автора

В основе материала –
публикация сайта Искитимской епархии

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓