Две судьбы

05.09.2019

54342425-324.jpg

История москвички, которая сумела полюбить захолустье, и провинциалки, которой под силу из этого захолустья сделать город-сад.

 

Матушка Люба

С матушкой Любовью Дегтеревой из Жиздры мы разговариваем на гнилых и ржавых трибунах местного футбольного стадиона, перед нашими глазами – поле с проталинами грязи и основательно вытоптанная через это поле тропинка, за нашими спинами – серые улицы, дороги в ямах, плохо ухоженные здания. Но матушка при этом говорит: «Мне кажется, что даже пейзаж с разломанной лестницей меня больше устраивает, чем пейзаж с каким-нибудь “Макдоналдсом”».

Нет, она не в восторге от ветхих пейзажей, просто «общее существование в этом городе вполне устраивает». Все это тем удивительнее слышать, когда знаешь, что матушка родилась и выросла в Москве. В интеллигентной семье – папа работал на оборонку, мама преподавала музыку. По стопам мамы и пошла. В профессии. А вот в вере – наоборот, повела за собой. Шутка ли, крестилась Люба в тринадцать лет втайне от родителей-атеистов. Просто, говорит, лучшая подружка крестилась и так рассказывала, что испытала в Таинствах, – не устоять! Мама подруги стала крестной.

О реакции родителей – а они со временем, конечно, узнали – матушка до сих пор предпочитает не вспоминать. «Проблем было много, мама ругала, они меня не понимали, им это было дико».

45545-4324-14.png

Но прошло время, родители стали к вере относиться мягче – сказалась и смена настроения в обществе в восьмидесятые. Все закончилось тем, что на рождение первого внука покрестилась и мама.

С мужем, Константином Гиппом (нынче он протоиерей, настоятель Покровского храма в Жиздре), матушка познакомилась тоже в Москве. В гостях у подруги. В те времена, когда об интернете еще не знали, многие знакомились у друзей. Интересно, что жених сразу предупредил Любу: придется стать матушкой, к тому времени он уже точно знал, чего хочет от этой жизни.

А дальше – обычные перипетии подобных историй: вскоре после женитьбы его рукоположили и отправили восстанавливать храм в глубинке. Так матушка с мужем оказались в Жиздре  в трехстах километрах от столицы, в Калужской области.

2019-09-04_15-51-27.pngКакая она – Жиздра времен «Перестройки»? В газетах называли ее просто «депрессивной». Предприятия позакрывались, а от храмов (некогда их было пять) остались в лучшем случае обломки кирпичей. Ну а дальше по списку русских бед – пьянство, нищета, ветхость улиц и умов. «Когда в Жиздру приехали, у меня не было мыслей, что мы тут будем долго жить, – вспоминает матушка, – думала, на пару лет. А потом строительство храма, дети здесь родились и выросли. И теперь уже уезжать не хочется. Теперь здесь второй дом, – и, немного подумав, добавляет, – даже первый».

Храм с батюшкой начали возводить в начале девяностых. Если смотреть с точки зрения экономики, то время совсем не подходящее: денег у людей не было, если смотреть с точки зрения истории – то самое время. Страна просыпалась от летаргического коммунистического сна, и просыпаться она должна была именно под колокольные звоны, потому что в то время за умы и сердца русских кто только ни боролся, одних сект сотни насчитывалось; были они и в Жиздре. 

5475234-124.png

Упустить момент возрождения русской веры значило упустить страну. Это действительно так. И действительно, священники, которые возрождали Православие в те годы, – герои не меньшие, чем их предшественники времен объединения Руси вокруг Москвы. 

Но если священникам и монахам сегодня отдается честь, никто не забывает про их вклад во «второе крещение Руси», то вот о матушках обычно не вспоминают. А они сделали не меньше. Тысячи из них тогда отказались от благополучной жизни в пользу веры. Сменили города, профессии, мечты. Любовь Дегтерева в строящемся приходе помогала мужу как могла. Воскресная школа, обеды для нуждающихся, наконец, занялась иконописью. Это она «вернула» в Жиздру ее главную святыню – Жиздринскую Страстную икону Божией Матери.

Образ этот после революции исчез. И только в начале нового века удалось разыскать в архивах его описание и несколько плохих фотографий. По ним матушка Люба и писала. «Это все-таки Жиздринская икона, она всегда была в соборе, ее признали чудотворной. И мы решили, что святыня эта должна вернуться хотя бы в таком виде», – говорит она.

Сегодня по молитвам у образа вновь совершаются чудеса.

 

Матушка Дарья

В то время, когда Дегтерева с батюшкой проходили тяжелейшие испытания, возрождая храм в «депрессивном» городе, Дарья еще только пешком под стол ходила в своей деревне недалеко от Козельска. Она из другого поколения, и это читается во всем. Если матушка Люба улыбается скромно, под тяжестью прошлых проблем, говорит взвешенно и мудро, то Дарья улыбается во весь рот и может несмолкаемо рассказывать о себе и о приходе.

35434-341341.png

А рассказать есть что. Она со своим супругом, иереем Алексеем Ефименковым, приехала в Жиздру, когда Покровский храм давно стоял, но печалей и трудностей хватило и на их судьбы. Самый страшный удар пришелся на первый год переезда: матушка потеряла ребенка. Он умер, не родившись. Самое невыносимое тогда, вспоминает Дарья, было выходить на улицу, встречаться с людьми. Добродушные горожане, увидев, что живота нет, начинали поздравлять.

«Кстати, оказалось, что с подобным горем многие столкнулись, – говорит матушка, – и они, когда слышали мою историю, замолкали. Я по тишине узнавала тех, кто тоже потерял ребенка».

Вопросов не задавали только на приходе. Наоборот, все сделали, чтобы Дарью как можно быстрее отвлечь от беды. «Сны мне снились без видений первое время, белые, пустые, – делится Даша, – но я тогда сказала: плакать не буду, мне надо нервы для будущих своих детей сохранить». И не только для своих – Дарью сразу привлекли к работе в воскресной школе. Там она буквально ожила и для воспитанников стала, с их слов, «будто доброй волшебницей». А еще сразу же появилось послушание на клиросе, вскоре – выпуск православной газеты, написание заявки на грант для пополнения приходской библиотеки, выступления в калужском молодежном парламенте. Дарья Ефименкова прославилась инициативой запретить участие в ток-шоу несовершеннолетних детей. К этой идее, впрочем, пока не прислушались, но матушка уверяет, что не сдастся.

Как не сдалась при строительстве дома. «Я дом сама построила, – говорит она и начинает рубить топором дрова (мы вместе с воскресной школой пошли в поход), – выбор материалов, проектирование, работа со строителями, поиск денег – все было на мне. Батюшка был занят служением».

23433-2.pngГде же таких жен нынче встретить, спросите вы? Я тоже спросил – история их знакомства с отцом Алексеем оказалась довольно кинематографичной. «Познакомились в храме в моей родной деревне. Он приезжал пономарить из Калуги, а я с семьей ходила на службы. Я ему долго нравилась, но он все стеснялся подойти. Тут на Антипасху я пошла на колокольню, а он как раз спускался и наступил огромным ботинком мне на руку! Извинился. Так, наконец, и сделал первый шаг».

Об этой встрече Дарья и спустя десять лет рассказывает с огромным счастьем. Именно любовь и сотни прочитанных духовных книг помогли ей в сложное время не отчаяться. И остановили от попыток разгадать тайну Промысла. Возможно, за это Бог послал Ефименковым новое чудо – всего через пять месяцев. Сегодня в их семье уже двое детей.


Подруги

Но это сейчас Дарья легко рассказывает, как справилась с бедой, а тогда не знала к кому и податься в незнакомом городке. Кто бы смог выслушать – сочувственно, нежно, мудро. И этим человеком стала матушка Люба.

В тот момент Даша поняла, почему Бог привел ее именно в Жиздру, именно в Покровский храм. «В такой ситуации как можно помочь? Только участием, – вспоминает матушка Люба о том, как стала родным человеком для Дарьи. – Я сама пережила подобную трагедию и знаю, что человек в такие моменты не должен замыкаться. Надо проговорить свою беду. И важно рассказать, как снова найти радость. Что искать ее надо в мелочах, которые дает Господь. Многого человеку не надо, достаточно лучика солнца, моментов общения...»

23465687-08786442.pngНаш момент общения проходит в саду у матушки Любы. И это настоящая местная достопримечательность: если посмотреть на Жиздру сверху, то вы увидите повсюду голые огороды с теплицами, и только один маленький кусочек будет засажен яблонями, рябинами, кленами. Этот кусочек – и есть сад Дегтеревой. Пока батюшка, отец Константин, занимался в Жиздре лугами духовными, она возделывала материальные, «для радости».

Помимо этого, матушка успевала не только писать иконы и заниматься детьми своими и чужими (воскресная школа, дом творчества), но и помогать горожанам – а они шли и идут с просьбами, реже с благодарностями. «Просто я больше человек, ну как вам сказать, – задумывается, – есть тип Марии, молитвенницы, а есть тип Марфы – вот я больше Марфа. Мне просто легче что-то сделать, чем-то помочь, мне практическая сторона церковной жизни ближе», – на этих словах матушка Люба берет грабли – пора поработать в саду.

Матушка Дарья тут же находит в сарае вторые грабли. На пару сподручнее.

Максим ВАСЮНОВ

Публикация газеты Калужской епархии «Время молодых»

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓