Уличные люди

10.04.2020

yZZjzB47NKY.jpg

Тем, кто имеет крышу над головой, трудно понять, насколько беззащитным и слабым чувствует себя бездомный, который в прямом смысле слова не знает, где этой ночью ему удастся преклонить голову. Особенно страшно остаться на улице в холода. Уже пять лет в Ижевске для бездомных с началом зимнего сезона открывается пункт временного пребывания «Теплый кров». Обычно он работает до поздней весны, однако в этом году в связи с угрозой распространения коронавирусной инфекции этот пункт ночлега пришлось закрыть на месяц раньше – бездомным продолжают оказывать помощь в другом формате. Кто же становится постояльцем «Теплого крова», какое обязательное условие ставят тем, кто пришел за помощью, и удается ли волонтерам не только накормить и обогреть людей, не имеющих крыши над головой, но и, если получится, вернуть их в нормальную жизнь? Возможно ли для тех, кого общество «клеймит» определением БОМЖ, не только найти работу, но и создать семью, обрести собственный теплый кров? Об этом решили рассказать посетившие в феврале пункт временного пребывания журналист Ирина Ятова и фотограф Евгений.

 

Откровения «бомжующих»
и тех, кто не дает им замерзнуть

– Да вы проходите, не бойтесь. До красной полосы можно в уличной обуви, а дальше – общее спальное место, туда строго босиком или в тапках.

Приветливую, еще не совсем старую курносую женщину зовут Света, она охотно проводит экскурсию в помещении, которое стало приютом для нее и для таких же, как она, «людей с улицы» – палатке «Теплый Кров». Обогреваемая палатка рассчитана на одновременное пребывание 60 человек. «Квартирующихся» днем немного: соберутся ближе к ужину, к 20:00, а пока ходят «по делам».

9NIwinvBFtU.jpg

– Вот рукомойник, обеденный стол, библиотека, у нас даже телевизор есть, — Светлана, счастливо улыбаясь, кивает куда-то за мою спину.

Действительно, справа от входа – небольшой экран через раритетный видеомагнитофон транслирует очередную серию какого-то сериала. В углу – сушилка для обуви, на которой, кроме разнокалиберных бот, аккуратно развешаны разношерстные линялые носки. Прямо по центру –большая икона, под ней стоит прибор для обеззараживания воздуха.

9b6eUV9K7hs.jpg

Отсутствие сшибающего с ног аромата (а наши носы приготовились к отвратительным запахам) – возможно, заслуга системы, уничтожающей бактерии, а может, дело в относительной чистоплотности контингента. К нашему разговору присоединяется Саша, возраст которого не могу определить даже примерно. Оказывается, они со Светой пара; правда, возможности вести совместное хозяйство пока нет, но планируют.

– Подкопим денег и купим дом в деревне, мне тут недорого предлагали. Будем ковыряться в земле, – мужчина широко улыбнулся, и стало понятно, что ему около шестидесяти.

На вопрос, где спали до того, как пришли в приют, ответили хором:

– На трубах! – И заметив недоумение, наперебой принялись объяснять, что на теплотрассе трубы горячие, и если толково натянуть плотную клеенку, то будут тебе и стены, и крыша.

Позже от руководителя благотворительной организации мы узнали, чем чревата такая ночевка: в мороз один бок человека получает ожог, а противоположный – обморожение.

RKHRc4OhKyc.jpg

– Здесь намного лучше! Встретили хорошо, по-человечески. Есть возможность обсохнуть и выспаться в тепле, а еще горячий ужин, завтрак, сладкий чай. Но надо делать уборку в палатке и во дворе. И если пьяный, то не пустят.

«Сухой закон» – это некая гарантия, что ночь пройдет без эксцессов. Ведь бездомный человек не столько нуждается в еде, сколько в тепле и возможности спокойно выспаться. А пьяные устраивают дебоши, распугивая тех, кто ради ночлега воздерживается от алкоголя. Об этом, вздыхая, рассказывает дежурный «Теплого Крова» Андрей Худяков:

– В первые годы мы пускали всех, по принципу «пьяный – тоже человек». В итоге в тепле от алкоголя человека «развозило», а пьяному хочется одновременно пить, пирожок, дать соседу в лицо… Руководство приняло непростое решение: изрядно пьяных не пускать. На улице без горячительного не выжить, но к вечеру не употребляют.

FmN0dAZnOlk.jpg

Дежурный Андрей следит за порядком, регистрирует пришедших, фиксирует заявки нуждающихся в юридической, психологической или доврачебной помощи, выдает еду и необходимую одежду. Чтобы не захламлять палатку, свой немудреный скарб подопечные оставляют в камере хранения, которая расположена во дворе рядом с «офисом дежурного» – маленьким вагончиком, где установлен монитор видеонаблюдения и «кнопка вызова полиции». Дежурные, а их трое, своих подопечных знают в лицо и по именам. Во время разговора Андрей посетовал, что постояльцев стало меньше: если в прошлые годы принимали до 30 человек, то в этом году – лишь десять-пятнадцать. Причина в том, что «Теплый Кров» переехал на окраину города, и не все туда могут добраться – только те, которым очень надо.

Тем временем в палатку ввалился еще один заснеженный подопечный «Теплого Крова».

– Константин Рудольфович, глянь-ка на меня, – требует дежурный, строго следящий за соблюдением «сухого закона», и тут же ставит диагноз: – Хоро-о-ош!

– Два раза наливали – отказался, — мужчина выкладывает на стол рыбные пресервы.

– Ого, это где такая рыбалка? – любопытствую я. Рудольфович поясняет, что дала дочь, а на вопрос, почему спать не уложила, щурясь от яркого света, важно отвечает:

– А зачем? У нее своя жизнь, у меня – своя. Вольная.

– Мешать не хочет, – комментирует Саша и уважительно добавляет: – У него и работа есть, он дворник в детском садике.

u9KkDUcOXMk.jpg

Ближе к восьми вечера подтягиваются и другие постояльцы. Разухабистый тридцатилетний Серега с видимым удовольствием позирует на камеру, а потом публично кается, что еле сдерживается – так хочется аппаратуру присвоить. Больше похожий на благородного идальго, чем на бездомного, Юра весь вечер лежит, уткнувшись в книгу. Старичок с белым, как снег, лицом, представившийся дядей Витей, старательно избегает встречи с объективом. Со слов дедушки, он совсем не пьет и помогает настоятелю при храме, за что тот обеспечивает его горячими обедами и добротной одеждой. Лохматый, словно бабай, Андрей поднимает тему стрижек, которая находит бурную поддержку собравшихся. Дружно обсудили стоимость услуг бани: оказывается, цена выросла с 80 до 300 рублей, но можно сэкономить, если заранее записаться в душ. Поинтересовались судьбой некого Камиля, которому недавно ампутировали обмороженные пальцы ног, порадовались, что тот живет теперь на съемной квартире.

Царит дружелюбная атмосфера. Всех объединяет общая тема: как выжить на улице. Пока обсуждали бытовые проблемы, подошло время ужина, на первое была лапша быстрого приготовления, пюре – на второе, на десерт – сладкий чай с печеньем. Раздача пайка проходит спокойно, никто не проявляет нетерпения, не толкается.

fEpDO7u_BZI.jpg

Бабай-Андрей берет на себя заботу о страдальце, тихо лежащем на импровизированной постели. Здесь, в самом дальнем углу палатки доживает короткий век бродяги знаменитый ижевский бездомный со стажем, неунывающий оптимист-юморист Саша Серебренников. Услугами приюта он пользуется с 2015 года, с самого открытия. Благодаря стараниям сотрудников и добровольцев «Теплого Крова» бывший уголовник перенес несколько операций по удалению злокачественной опухоли на лице, но многочисленные метастазы уже разрушают его тело, и он не всегда может подняться со своего ложа.

Наконец, постояльцы рассаживаются и приступают к трапезе. Кажется, все в сборе, но тут полог палатки раздвигается и появляется еще один посетитель, вернее, посетительница. Маленькая седоволосая старушка в очках с толстыми линзами одета в добротную куртку с меховой отделкой, в руках у нее – ридикюль и прочный пакет, из которого торчит плед. Видно, что бабушка чувствует неловкость и как-то не очень вписывается в компанию. Дядя Витя галантно предлагает даме стул, Рудольфович молча идет к раздаче за порцией горячей еды для новенькой. Ужинают в тишине.

 

Реальная или выдуманная

На вопрос, как оказались на улице, все словно под копирку отвечают: после смерти родителей родственники продали жилье. Все, кроме Нины Петровны, той самой новенькой старушки. Дата штампа выписки из квартиры совсем свежая – 27 января 2020 года. Во время приватного разговора пожилая женщина без конца повторяет:

– До апреля я могу жить без штрафов.

mEYtqZ1SuBM.jpg

О том, что будет дальше, она не думает. Пенсионерке 73 года, по профессии она бухгалтер. Никак не может признаться даже себе, что стала жертвой примитивной схемы мошенников: якобы ее акции, стоимостью в 900 тысяч, проданы за 3,5 миллиона… Ну, и далее по накатанной: столько-то для договора, еще сумма за хранение денег в ячейке банка и прочее. По словам женщины, ее знают во всех микрофинансовых организациях города, долги растут, как снежный ком, бесконечные суды… Компании по банкротству тоже тянут из нее деньги… Закончилось продажей квартиры:

– Я даже долю сына потратила, – признается она, и слезы катятся по лицу.

Эта несчастная женщина еще борется; у нее отнялась рука, она почти ничего не видит, даже в очках. Специалисты говорят, что год бездомности ведет к необратимым изменениям личности. Негативным, естественно. Для лица БОМЖ закрываются все двери. Сочувствие он найдет только среди себе подобных или здесь, в «Теплом Крове». Кстати, здесь никто и никогда не использует аббревиатуру «БОМЖ», говорят «подопечный», «уличный», «бездомный».

R3YTQejbg9k.jpg

– В 99 случаях из 100 на улице живут те, кто не хочет или не способен жить по законам общества, у бездомных размыты понятия «обязательство», «режим», «дисциплина», у них всегда в запасе «слезливая история». Это, конечно, не значит, что они не нуждаются в тепле и еде. Но бывают и подлинные человеческие трагедии, – говорит генеральный директор АНО «Доброе сердце», руководитель центра «Теплый Кров» Алексей Артемьев.

Он стоял у истоков основания «Теплого Крова», когда в 2015 году одним из первых отозвался на призыв ключаря собора Святой Троицы иеромонаха Антонина (Напольских) вывести помощь бездомным на новый уровень. Несмотря на то, что имеет успешный бизнес, который занимает все силы и время, Алексей принял предложение руководить Службой социальной помощи «Доброе Сердце», а затем и юридической службой Ижевской и Удмуртской епархии.

– Видно, что старушка не из этой среды. Я сначала подумал, что дети выгнали, – такие истории у нас, к сожалению, не редкость, но, похоже, дело уголовное. Мы постараемся предоставить юридическую помощь, есть среди наших волонтеров адвокаты с успешной практикой ведения подобных дел.

Надо сказать, что все это время Алексей Олегович находился в палатке: разговаривал с людьми, интересовался новостями, проблемами. В том, что человеческое участие не было показным, мы еще раз убедились, когда он признался в том, что боялся увидеть на наших лицах отвращение: ему не все равно, как относятся люди к его подопечным.

 

«Давайте поможем!
Только не у меня под окнами»

– Понимаете, не чужие они мне. Не буду врать, нюхать бездомного неприятно, но желание помочь перевешивает брезгливость. За неприглядной внешностью – образ Божий, а долг христианского милосердия – увидеть этот образ и, не осуждая, помочь. Чем помочь? Восстановить паспорт, устроиться на работу, но прежде всего – покормить, дать теплую одежду, возможность обсохнуть и выспаться в тепле. Вы слышали, сегодня ребята обсуждали наболевшее: помывка, стрижка, стирка. Я только что связался с добровольцем, который пожертвует ножницы и машинку для стрижки, есть человек, который готов регулярно стричь подопечных. А вот осуществление нашей давней мечты – предоставить возможность принять душ и постирать, а значит улучшить качество жизни бездомных – зависит от итогов нынешнего сезона работы «Теплого Крова».

Дело в том, что в городе непросто найти такое место для палатки, где нахождение лиц БОМЖ не доставляло бы неудобств жителям окрестных домов и учреждениям. В основном ижевчане согласны с тем, что дело благое и помогать таким людям надо, но… только не под их окнами. В этом году найден оптимальный вариант: Центр помощи разместили на территории бывшего медвытрезвителя Устиновского района, рядом с Православным центром реабилитации наркозависимых. Территорию обнесли забором, установили видеонаблюдение. У организации есть благотворители, которые в будущем намерены установить здесь душевые модули. От чистого человека не будут брезгливо отворачиваться люди, ему проще идти на контакт с внешним миром, с тем же самым работодателем, говорит Алексей Артемьев.

wd1uJUmKHb8.jpg

У большинства постояльцев «Теплого Крова» нет документов, а без этого они не могут ни попасть в больницу на стационарное лечение, ни устроиться официально на работу. Поэтому в Центре в рамках соглашения с Министерством социальной политики и труда республики им помогают восстановить паспорт, пенсионное удостоверение, да и в целом дают консультации по восстановлению своих прав на недвижимость, по вопросам трудоустройства, лечению от зависимостей.

Здесь можно получить доврачебную помощь и духовное наставничество благодаря регулярным визитам священника.

Сотрудники и добровольцы Центра помощи бездомным понимают, что их задача – не укоренять подопечных в иждивенчестве, обеспечивая сытую и комфортную жизнь, а бросить спасательный круг, за который можно зацепиться, чтобы окончательно не уйти на дно. Здесь дают им не только рыбу, но и удочку в руки. Некоторые, ночуя в палатке, ездят днем на работу – они трудятся на разовых работах. А воцерковленные работодатели по рекомендации «Теплого Крова» не боятся принять их на постоянную работу.

Пятый сезон осуществляется проект помощи бездомным. За это время 30 000 раз предоставлен ночлег, выдано более 3 тонн одежды и более 6 тонн продуктов питания. Удалось восстановить документы 39 подопечным, 31 трудоспособный гражданин полностью возвращен в общество. Есть и такие итоги: одиннадцать человек приняли крещение, девять пар создали семьи, родили и воспитывают детей, отказались от пагубных пристрастий, сняли жилье и приобрели личный автотранспорт, являются добросовестными налогоплательщиками.

 

Непопулярная благотворительность

– Сегодня люди охотнее помогут кошечкам и собачкам, чем поддержат замерзающего бездомного, – с грустью говорит Алексей Артемьев, – тема помощи бездомным настолько непопулярная, что люди не только не желают внести личный вклад в спасение жизни, но высказывают агрессию по отношению к несчастным. И не только в сети. 

kn41ILCtUXg.jpg

Между тем, каждый сезон на улицах Ижевска от холода погибает около 60 человек, а бездомный, отморозивший конечность, став ампутантом, шанса выжить практически не имеет. Вы сами сегодня увидели – они такие же люди, просто очень скромные и порой слабые, которые не могут закрепиться в жизни. Если нам удается вернуть в общество хотя бы одного, это, поверьте, дорогого стоит.

Ирина ЯТОВА

Публикация Медиацентра Ижевской епархии

Как помочь «Теплому крову», можно узнать на странице Центра в социальной сети «Вконтакте».

 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓