«Дорогая мама, я знаю, что ты меня слышишь…»

26.11.2020

467674.jpeg

Не многим удается оставить такой след на земле. Память об ушедшей из этого мира женщине будет дорога не только ее мужу и четверым рожденным ею детям, но и еще девяти девочкам (многие из них сегодня уже взрослые девушки), которых она приняла в семью, чужой вроде бы бабушке, о которой она заботилась, другим людям, кому она помогала, руководствуясь принципом: «Если не я, то кто же?».

 

В 2008 году детский дом Волгоградской епархии, просуществовавший около четырех лет, решено было закрыть. Неизбежно встал вопрос, какова будет судьба населявших его двадцати девочек. Отдать в обычные детские дома и интернаты? Но это значило бы свести на нет все старания воспитать детей в православной вере. И возглавлявший тогда епархию владыка Герман принял мудрое решение: надо найти православные семьи, которые бы взяли детей под опеку. Дело хорошее. Но где найти таких смельчаков? Как правило, семьи верующих и сами многодетные, с невысоким материальным достатком, и живут они не в дворцах и хоромах. А для опеки над детьми эти условия являются едва ли не основными.

Тем не менее, клич по храмам был брошен. И, как ни странно, на зов смельчаки откликнулись, хотя, думаю, в глазах многих это были не смельчаки, а безумцы. Две семьи, согласившиеся принять в свои семьи девочек. Одна из них – семья Штукиных. На тот момент у Марины Васильевны и Сергея Юрьевича Штукиных было четверо своих детей: два старших сына служили Отечеству, а на руках оставались маленькая Лиза и школьник Иван.

Родителям было около пятидесяти, молодыми не назовешь. И я, как-то разговорившись с Мариной Васильевной, спросила ее: «Что побудило вас к такому решению?» Марина Васильевна устремила взор внутрь себя и ответила: «Как говорил апостол, если не я, то кто же?» И на ее глазах выступили слезы. 

24 октября 2020 года Марины Васильевны не стало…

9-780.png

Сергей Юрьевич, нельзя найти слова, чтобы выразить вам и вашей большой семье соболезнование по поводу утраты вашей супруги Марины Васильевны. Расскажите о ней.

– Наша Марина Васильевна родилась 4 января 1960 года в семье рабочего и служащей – они оба работали на канатном заводе. Жизнь была, как у всех в советское время. Родители работали, дочка посещала садик, потом пошла в школу, закончила ее, поступала в институт. Но с первого раза, сразу после школы, поступить не смогла и пошла работать санитаркой в хирургическом отделении больницы. Сдавала на следующий год, но опять не хватило одного балла. Но на третий раз, после того как прошла подготовительные курсы при медицинском институте, она в вуз поступила.

Сергей Юрьевич говорит официально, старается держаться, но голос дрожит, и чувствуется, как трудно даются ему эти воспоминания.

Скажите, а как вы познакомились?

– Я ее знаю практически всю жизнь. Мы жили рядом, ходили в одну группу в садике, поэтому свою супругу я знаю очень-очень давно. Мы общались с ней еще до моего ухода в армию, а когда я вернулся со службы, стали встречаться. Через некоторое время соединили наши судьбы, образовали семью.

Меня бабушка крестила, потому что я долго в детстве болел, и она хотела, чтобы, если со мной что-то случится, я был членом Церкви. А Марина была не крещена. После у нас появились дети, Марина училась в институте все это время. Но после того, как у нее заболела мама (диагностировали рак) и умерла, моя супруга решила покреститься. Это был 1996 год. В то время у нас уже было двое детей – Федор и Василий.

Марина работала в ту пору заводским доктором, врачом-терапевтом на канатном заводе. Принимала рабочих, служащих, лечила их. Через некоторое время мы получили квартиру и продолжили жизнь обычной советской семьи. Но к тому времени Союза как такового уже не было.

Как вам пришла идея взять детей под опеку?

– Как-то раз в храме святителя Николая в Сарепте Марина от нашей клирошанки узнала, что детский дом Волгоградской епархии расформировывают и детей девать некуда – их не берут. Мы посовещались с супругой и решили взять девочек на воспитание. Долго думали, прикидывали свои возможности и решили все-таки помочь этим детям обрести свою семью.

Поехали в детский дом Волгоградской епархии, познакомились с директором Натальей Петровной Бригадиренко, и нам предложили взять детей, кого сможем. Мы взяли семерых.

34324.png

Трудно было?

– Сказать, что было легко, – нет. Было нелегко. Потому что детей с легкой судьбой в детском доме не бывает: у каждого из них произошла жизненная драма, каждый из них получил психологическую травму. Ну, мы постарались, чтобы они выросли нормальными членами общества, нормальными в будущем женами и мамами.

В чем Марина Васильевна видела свою задачу в такой большой семье, состоящей, в основном, из девочек?

– Марина просто делала свое дело. Учила всему тому, что умела сама: готовить, вести дом, содержать его в порядке, утрясать какие-то вопросы, то есть тому, что должна уметь каждая молодая женщина, которая готовится вступить в жизнь.

465654365.jpg

Какой принцип в воспитании детей вы бы назвали главным?

– Честное выполнение своих обязанностей было всегда обязательным у нас в семье. То есть если тебе поручено сделать что-то, это должно быть сделано, потому что мы живем все вместе, и от каждого члена семьи очень многое зависит. Я надеюсь, что нам это удалось.

Кроме повседневных дел и хлопот, чем была наполнена жизнь ваших детей?

– Сколько мы путешествовали! Ездили и в Крым, и в Абхазию на отдых с детьми. Как-то старались их оздоровить. Не только отдыхали, но и посещали святые места: Задонск, Кременский Каменно-Бродский монастырь, город Серафимович, Дубовский монастырь. Так что пытались не только материальное привить, но еще и духовное, чтобы жизнь у детей была связана с Богом, чтобы помнили о Нем всегда, знали, что они не брошены ни Богом, ни их родителями.

876878.png

Время шло, дети взрослели. И выходили во взрослую жизнь...

– Да. Кто-то заканчивал медицинский колледж, кто-то получал диплом социально-педагогического колледжа и поступал в университет. И у них тоже начиналась самостоятельная жизнь. Некоторые девушки вышли замуж, и поэтому у нас семья начала потихонечку уменьшаться. Несмотря на это, они никогда не переставали чувствовать себя детьми, у которых есть мама и папа, поэтому всегда приезжали в гости в наш дом в Красноармейском районе. И мы считали, что это наши дети – пусть не по крови, но по духу.

Вам оказывали помощь, поддержку Церковь, благотворители, просто окружающие люди?

– На первых порах, да и впоследствии, очень много помогали благотворители и вообще люди, не равнодушные к судьбам тех детей. Всегда нам оказывала помощь Церковь, епархия в лице митрополита Германа и Свято-Духов монастырь. Очень всем благодарен за помощь, оказанную нам в воспитании наших детей, благотворителям, жертвователям, администрации Дзержинского района. Спасибо большое. А потом супруга заболела…

Это были последние слова в скупом рассказе Сергея Юрьевича. Фраза, которая оборвала привычное течение жизни многодетной семьи Штукиных. Фраза, за которой – невысказанная и еще не до конца осмысленная боль невосполнимой потери, в которую так не хочется верить.

Что стоит за таким коротким и емким повествованием о жизни Марины Васильевны? Каким она была человеком, женой, мамой, супругой? Что чувствовало ее материнское сердце? Какие скорби томили ее душу? Какими радостями одаривал ее Господь? Об этом мы уже никогда не узнаем доподлинно.

Остается только догадываться и читать между строк. О ее целеустремленности и настойчивости, когда она с третьей попытки достигла своей мечты, поступив в медицинский институт. О желании служить людям, потому что в былые, советские времена врачами становились не ради денег, а по призванию. О жажде материнства, потому что по советским меркам четверо детей – это что-то не вмещавшееся в привычные стандарты. О вере, которая однажды поселившись в сердце Марины Васильевны, звала ее к добрым делам, без которых вера мертва… О ее большом сердце, которое вместило в себя не только родных детей, но и тех, кто был лишен семейного очага…


Святой Николай Сербский сказал, что матери дается один сын, чтобы она научилась любить всех детей. Она научилась. Сергей Юрьевич не упомянул, что впоследствии в семью были взяты еще две воспитанницы, ныне еще школьницы, для которых тоже нашлось место в сердцах приемных родителей.

Не сказал он и о том, что Марина Васильевна последнее время ухаживала за оставленной всеми старушкой на соседней улице: убирала, кормила, привлекая для этого своих старших дочерей. Всё по той же нравственной формуле: если не я, то кто?

Обычная семья… Просто делала свое дело… Честно выполняла свои обязанности… И умела слышать, где нужна ее помощь… Потому что если не я, то кто же?

*

Показательно, что для публикации не нашлось нужного формата фотографий Марины Васильевны. Это и понятно: человек жил не для самопиара и показухи, она не увлекалась интернетом и телевидением. По словам дочерей, всё больше молилась и очень любила читать…

Н.И. Титова,
бывший заместитель директора
детдома Волгоградской епархии

Публикация журнала «Царицын православный»

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓