«Приход – это живой организм»

21.04.2021

DSC_4547.JPG

О том, зачем возле храме детская и спортивная площадки и почему прихрамовая территория не запирается даже ночью, как пандемия увеличила число прихожан и как приход через многие десятилетия получил подарок от служившего здесь прежде священномученика, а также просто о буднях сельского священника, которые легче всего охарактеризовать выражением «как белка в колесе», рассказал порталу «Приходы» настоятель Михаило-Архангельской церкви в подмосковной деревне Вертлино протоиерей Дионисий Артемьев.

 

Пригородный автобус отъезжает от автостанции Солнечногорска и уже минут через десять едет по сельской местности. Не самое ближнее, но более-менее благоустроенное Подмосковье: шоссе посреди холмов, на которых разбросаны постоянно обновляющиеся поселки. Деревня Вертлино находится всего в четырех километрах от города, а здесь уже какая-то своя жизнь. Минут пять ходьбы по поселку, и оказываешься перед похожим на яркую игрушку храмом. Ощущение игрушечности усиливает современная детская площадка на прихрамовой территории.

Сюда ходят дети, значит, есть здесь место и играм. Но в целом все серьезно. Похоже, что храм стал не только духовным, но и культурным центром Вертлино и окрестностей, как это и было в старые времена. Только сегодня здесь никакой нарочитой архаики – всему свое место. «Люблю порядок. Жена говорит, что у меня синдром отличника. Ну, по крайней мере, троечником всегда буду», – посмеивается настоятель протоиерей Дионисий Артемьев. Теперь в Вертлино можно встретить объявления: «Продается дом с земельным участком. Рядом церковь, детская спортивная площадка».

DSC_4621.JPG

Каменный храм во имя Архистратига Божия Михаила в Вертлино был построен в первой половине XIX века; согласно имеющимся данным, освящение главного престола относится к 1841-1842 годам. С 1928 по 1930 годы настоятелем храма был протоиерей Иоанн Честнов, расстрелянный большевиками в 1937-м и канонизированный в лике священномучеников на Архиерейском Соборе 2000 года.


В 1939 году храм, как это часто случалось в совDSC_4701.JPGетское время, был закрыт «по желанию трудящихся», до конца 60-х годов в его здании существовала школа. После ее закрытия задние оказалось заброшенным и постепенно разрушалось. Когда в 2002 году здесь оказался недавно принявший сан отец Дионисий, от храма оставались руины. Слово отцу Дионисию:

– Мы познакомились с ныне вышедшим на пенсию главой сельского поселения Смирновское Алексадром Николаевичем Шининым, в состав которого входит Вертлино, и он сказал: «Привези мне такие-то документы, я тебе выделю землю за храмом, пока она есть, чтобы ты ездил и понял, что храм надо восстановить». Потом три года я мучил начальство, чтобы меня назначили сюда, мне сказали: «Покажите, что можете построить». И тогда мы своими силами восстановили малый придел храма. Так что в 2006 году меня назначили сюда настоятелем. Но полностью нынешний вид храм приобрел только в 2016 году. Мы нашли старый фундамент, воссоздали размеры. Процентов на 95 храм выглядит так же, как выглядел до закрытия большевиками. А я тут с самого начала восстановления, с самой помойки.

 

Живой организм

В Вертлино есть люди, которые ходили в школу, которая была когда-то в здании храма. Но со старым храмом сохранились связи. Например, у нас есть Казанская икона Божией Матери, висевшая в храме до его закрытия, и требник священномученика Иоанна Честнова. Их нам принесла одна женщина и сказала, что ее мать служила когда-то в храме псаломщицей. Отец Иоанн Честнов перед своим арестом подарил ей эту икону и требник на память, сказав, что храм еще будет восстановлен. Псаломщица жила в одной из ближайших деревень. И вот ее дочь передала нам икону и требник.

DSC_4553.JPG

Но большая часть наших прихожан – либо дачники, либо те, кто переехал сюда из городов на постоянное место жительства. И вот как началась пандемия, многие подумали: «А нужна мне эта квартира? Дай-ка я на лыжи встану!» (смеется) Поэтому у нас скупили даже халабуды, которые лет по восемь не продавались. У нас здесь много москвичей. Но если встречаешь человека, например, из Санкт-Петербурга, он отличается.

До пандемии у нас на Вербное воскресенье было более 207 причастников. А среднее число причастников в воскресный день было 85-95 человек. Это все люди из Вертлино, из окрестностей, из Солнечногорска. Дети, взрослые… Семьи – обязательно, так как семья должна быть единым целом. Я всегда настаиваю, что если ты причащаешь детей, то причащаешься и сам. Чтобы ребенок видел: причащается не только он – это делает его семья.

Что такое приход? Многие думают, что это когда вот так приходишь – все красиво, организованно, для кого-то праздник – набрать воды, вода чистая, ее всем хватает. А что стоит за этой картинкой? Приход – это живой организм.

DSC_4558.JPG

Наш приход – семья. Мы знаем и поддерживаем друг друга. Девять из десяти человек знаю по именам, нового человека сразу вижу, завожу с ним общение. Бывает, люди приходят, чтобы просто поговорить. На буднях мне это сложно, но в субботу у нас всенощное бдение начинается в 16 часов, заканчивается где-то в 18:30, в это время приглашаю людей приезжать. Мы можем говорить час, два – сколько нужно времени, столько я человеку уделю. Прихожане знают, что мне можно позвонить.

Был у нас вот здесь, в трапезной, очередной праздник, потом убираем все – видим, коробки стоят. Мне говорят сотрудницы: «Мы не знаем, что это за коробки, какие-то не легкие…» Я: «Что за не легкие? Убрать все!» Но женщины ведь не могут просто так пройти – открыли. А там кофеварка и еще маленькая коробка с кофе. То есть кто-то тихонечко тут поставил и никому ничего не сказал. Это было очень приятно!

DSC_4590.JPG

Я люблю кофе с лимоном. Некоторые считают, что у нас в трапезной буржуазная атмосфера (смеется).

 

Дети

В воскресной школе у нас около 40 детей разного возраста. По возрасту они делятся на четыре группы. Преподаватели – из наших прихожан. Детей мы ориентируем на то, чтобы приходить к Причастию. Потом они обедают в нашей трапезной и идут на занятия.

Для занятий есть разные модули. Например, группа детей занимается библейской историей, они смотрят мультики на эту тему, рисуют – все это взаимосвязано. И у нас урок не от звонка до звонка, а как они сами решат. Самая главная задача – чтоб детям было интересно. Если им не интересно, все, что мы делаем, оказывается бесполезным. Вот подросткам иногда становится у нас скучновато. Но бывает и так, что родители говорят: «Какая тебе воскресная школа? Ты еще математику не сделала». Но нам, конечно, не хватает людей, которые занимались бы со старшими, с подростками.

Хочу сделать свой детский сад – четыре группы, как положено. Из современной образовательной программы нужно убрать лишнее. Например, считаю ненужным введение второго иностранного языка в школе. Потому что если раньше дети не знали английского, то теперь они не знают ни английского, ни французского, ни русского. Кстати, мы с одной нашей прихожанкой написали программу преподавания основ Православия для детей в детском саду.

DSC_4627.JPG

Детскую площадку для малышей вы уже видели – она перед храмом. Сейчас будний день, на площадке никого. А если вы придете сюда в субботу или в воскресенье, это будет «муравейник». И на ночь у нас храм ставится на охрану, а территория храма на ночь не закрывается – здесь собираются молодые люди. Я не запрещаю им здесь сидеть, общаться нормально. Это молодежь, мы тоже такими были. Главное, чтоб не ломали ничего и не устраивали свинарник. Запрещаю здесь пить, курить. У нас правила четкие. Молодежь здесь пыталась курить и не только. По записям с видеокамер я вычислил, кто и что, заставил этих ребят все убрать и сказал, что в следующий раз сообщу их родителям. Однажды некие взрослые товарищи купили пивка, поздно вечером за храмом посидели, семечки пощелкали. Их я тоже нашел с помощью камер. Мы им разъяснили «политику партии и народа» – больше не повторяется. Я здесь давно, меня знают.

 

«Белка в колесе»

Люди переезжают сюда. Я никому не навязываюсь – у меня масса послушаний и нет недостатка в общении, нет такого, чтоб я сидел, скучал и думал: «Кто б мне позвонил?» (смеется). Многие воцерковляются уже здесь, в Вертлино. Не считаю себя каким-то великим духовником – я преподаватель начальных классов. Моя задача – найти с человеком контакт, порой просто выслушать его. Вот человек выговорился, сказал все, что у него накипело, я его выслушал, подбодрил, и он пошел дальше в жизнь.

DSC_4689.JPG

Мне нравится общаться с людьми. Например, я читаю лекции в полиции Солнечногорска, так как являюсь членом епархиального отдела по тюремному служению. И я рассказываю полицейским о святынях ближайшего Подмосковья. А то многие люди, живя в Солнечногорске, не знают, что их окружает, куда можно съездить с детьми.

Не менее одного раза в месяц встречаюсь с заключенными. Среди них есть православные, мусульмане, буддисты. Мы беседуем, кого-то исповедую, кого-то причащаю, одну женщину крестил перед этапом. Чтоб понять, что за человек передо мной, мне обычно нужно около двух минут: я задаю четыре-пять вопросов, смотрю на то, как он складывает руки, как ставит ноги, смотрю на его мимику, на его наколки.

DSC_4652.JPG

Сейчас нам очень не хватает второго священника. Наш второй священник Андрей Стайко в июле прошлого года внезапно скончался. Он похоронен на территории храма, за алтарем. И вся нагрузка осталась на мне, так что «белка в колесе» стала делать больше оборотов.

DSC_4582.JPG

В выходные люблю посидеть с женой и детьми, попить с ними чаю. У меня трое мальчиков и одна девочка. Играем с ними в шахматы, в шашки. «Папа, ты постарел, сейчас у тебя выиграю!» Садимся, играем – я выигрываю, говорю: «Ну, что, постарел? Учись, сынок!» (смеется).

Игорь ЛУНЕВ

Фотографии Михаила СВЕШНИКОВА

 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓