На передовой, в «красной зоне»

28.05.2021

4-anton-pankrushev.jpg

Пандемия, обрушившаяся на нас больше года назад, заставила по-новому посмотреть на труд врачей и увидеть, насколько зачастую это тяжелая и даже самоотверженная работа. Неслучайно ряд врачей, рисковавших собой в «красных зонах» ковидных госпиталей, был удостоен медали «Патриаршая благодарность». Один из награжденных – главный врач Большенагаткинской районной больницы (Ульяновская область) Антон Панкрушев. В интервью он рассказал о том, как сами врачи предложили открыть в их больнице инфекционный госпиталь, как длящаяся месяцами экстремальная ситуация высветила характер каждого, и какое значение в эти тяжелейшие дни имела для людей вера.

Антон Алексеевич, больница, которую вы возглавляете, длительное время была одним из четырех основных ковидных госпиталей в Ульяновской области. Как обычная районная больница оказалась в этом списке?

– Времена были непростые – ковидные госпитали приходилось открывать в экстренном порядке в сжатые сроки. Первыми открылись два госпиталя: отделение на 100 коек в ЦГКБ и МСЧ УАЗ. Но мест все равно не хватало, число заболевших неумолимо росло. 5 мая 2020 года в Цильнинский район приезжал губернатор С.И. Морозов, члены правительства. Коллектив нашей больницы предложил инициативу: открыть ковидный госпиталь на базе этого медицинского учреждения. Технически мы были подготовлены, запаса средств индивидуальной защиты было достаточно на первые две недели. Губернатор одобрил идею, и 9 мая было принято решение об открытии госпиталя в Большом Нагаткино – с переоборудованием помещений и прохождением необходимых комиссий.

Сложно было перестраиваться?

– Первое время никто ничего толком не знал о коронавирусе. Все опасались болезни, боялись заразить родных. Медперсонал прошел 36-часовые курсы обучения онлайн. Сначала работали только две смены по три врача – сутки через сутки. Месяц спустя стало спокойнее: мы поняли, как работать с ковидными пациентами, появилась третья смена врачей. К счастью, случаев заражения среди сотрудников за время работы госпиталя – с июня 2020-го по февраль 2021-го – не было. Мы жестко контролировали температуру тела медработников. Сотрудники понимали опасность, были ответственны, следили друг за другом: если кто-то кашлянул, чихнул, сразу отправляли домой, подменяли друг друга.

Сколько пациентов вы приняли за это время?

– У нас было вылечено 1536 пациентов со всей области. От сопутствующих заболеваний умерло двое – пожилые мужчина и женщина.

4bolshenagatkinskaya-bolnicza.jpg

Это была первая экстремальная ситуация, с которой вы столкнулись как главный врач?

– Руководителем я работаю с 2005 года. Поэтому к внештатным ситуациям не привыкать. Режим штатной готовности у руководителя – «спать в носках». Трубку беру всегда, даже на отдыхе, поэтому расслабленного состояния у меня не бывает. Когда сформирована команда, работать гораздо проще. Наш коллектив молодой, средний возраст врачей сейчас – 34 года.

За время работы ковидного госпиталя открыли для себя коллектив с новой стороны?

– Безусловно. Когда происходит неординарная ситуация, тем более такая затянувшаяся, люди показывают себя с разных сторон. Когда формировался коллектив госпиталя, мы предлагали идти всем врачам. Было важно, чтобы этот шаг был добровольным, иначе мы не смогли бы работать слаженно. Некоторые быстро отсеялись, но те, кто остались, стали семьей. Они осознавали, что идут помогать другим, сплотились вокруг одного дела.

Что представляла из себя работа врача в это время? Постоянное нахождение в средствах индивидуальной защиты, непрекращающееся напряжение, работа в четырех стенах, разлука с семьей (первое время жили в гостиницах). Я не был начальником госпиталя, а осуществлял общее управление им. Мне было важно находиться в «красной зоне», на передовой. Именно там люди и показали, чего стоят – и на работе, и в жизни.

Какое качество оказалось самым ценным и важным?

– Самоотверженность. Желание не подвести друг друга. Забота. Это стало чем-то естественным. На Новый год, чтобы приободрить и себя, и пациентов, мы надели костюмы Деда Мороза поверх экипировки и пошли поздравлять пациентов.

Чудеса милосердия встречались постоянно! Хотя в современной жизни их не особо-то и ждешь. Помогали благотворительные организации, приходили посылки для врачей и пациентов даже из Владивостока. Оказывал помощь Красный Крест – от них поступило большое количество средств индивидуальной защиты. Одни помогали с ремонтом, другие – с закупкой оборудования. Всего и не перечесть: все сплотились для выхода из общей беды.

Получается, мы со своей стороны видели статистику, которая удручала, а вы стали свидетелем более радостной стороны медали?

– Получается, так. Были и в какой-то степени комичные случаи. Каждое утро санитарка выкидывала мусор – 200-литровые черные мешки, которые набивались грязным бельем. Выносили их через черный ход, а больные смотрели в окна, фотографировали на телефоны и отправляли родственникам с подписью: «Опять понесли три трупа». Приходилось разъяснять ситуацию.

4mitropolit-longin-i-anton-pankrushev.jpg

Можно ли сказать, что профессия врача сейчас стала более заметной и уважаемой? До эпидемии можно было наблюдать некое обесценивание.

– Я бы сказал, что СМИ создавали пренебрежительно-негативный образ медработников: можно подумать, что врачи ходят на работу напиваться, прелюбодействовать и отнимать деньги у пациентов. Этот образ был не обоснован. Сейчас, когда случилась беда, все изменилось: люди поняли, что без помощи врачей не обойтись. В нашем менталитете исторически заложено недоверие к медицине. Что с этим делать? Только ежедневным, по-настоящему заботливым трудом и личным примером показывать, что доверять врачам можно. Из поколения в поколение нужно вырабатывать у людей доверие к медицине.

Это как с верой: потребовались века, чтобы Православие стало верой всего русского народа.

Вы родились в верующей семье?

– Я родился в семье врачей, и о вере со мной практически не говорили до четырнадцати лет. Именно в этом возрасте я крестился.

Для нашей семьи оказался важен пример моего двоюродного брата. Он получил высшее образование, устроился работать на телевидение и вдруг ушел в монастырь, принял постриг. Для нас это было шоком. Сейчас же все «подтягиваемся» за ним. Он является игуменом Иоанно-Предтеченского монастыря в Астрахани.

Что поддерживало вас во время работы в госпитале, что придавало сил?

– Вера, молитва, семья. Отношения, которые сложились в коллективе. Во время работы в ковидном госпитале мы почувствовали себя нужными, осознавали важность нашего труда. Это тоже придавало сил!

Беседовала Ксения МАНЯКОВА

Публикация газеты «Православный Симбирск»

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓