--

«Оно само собой, да не просто так»

31.05.2022

Фото-3.jpg

Как еще в советские годы удалось построить кирпичный храм вместо обваливающегося деревянного, какие зигзаги делал маршрут жизненного пути и служения, как встретился с будущей матушкой «перед дождичком в четверг», а теперь их семье уже более полувека, и почему пришлось научиться заплетать косички – длинная история духовника Волгодонской епархии протоиерея Алексия Сергошина уместилась в нескольких вопросах и ответах.

От Волгодонска до посёлка Орловского путь недальний – около ста километров. Обрадовавшись зеленеющим полям и свежести дождливого утра, въехали в посёлок и быстро нашли храм Рождества Пресвятой Богородицы. Высокий, с колокольней, из красного кирпича, с голубыми и золотыми куполами. Служба только что закончилась. В храме – тишина и несколько фигур трудящихся по уборке женщин. Знаю, что батюшка ещё в алтаре, совершает положенное после службы. Жду долго у входа – не забыл ли батюшка об условленной встрече? И в ответ на этот вопрос из боковых врат выглядывает весёлое лицо отца Алексия. «А где ваша команда?» (имея в виду мужа и детей), – его громкий голос с лёгкостью преодолевает пространство храма.

Когда батюшка выходит, мы фотографируемся. Он почему-то стесняется сниматься в своём фиолетовом подряснике, ребячливо прячется за букетами белых гортензий. Подходим к старинным образам в храме, выходим на крыльцо. Отдав последние распоряжения, батюшка оборачивается и говорит полушёпотом: «Вообще я мало чего умею рассказывать, я косноязычный. Притом уже я всегда сваливаю на голову, мол, возраст! И молчком, молчком отхожу» (смеётся).

Фото-2.jpg

На ухоженном храмовом дворе много деревьев, розарий. Батюшка показывает здание старого храма, стоящего позади нового.

«В этом храме был еще храм, деревянный. Одна его стена отклонялась уже на 25 сантиметров. Она бы так и завалилась. Обложили кирпичом, старые стены убрали и еще подложили полкирпича. Это было в восемьдесят третьем году. Еще коммунизм был, когда его строили. Как удалось его построить?..» – батюшка задает этот вопрос как будто сам себе, глядя куда-то в сторону.

Фото-5.jpg

«Всей площади – без двух соток полгектара. Тут кочегарка, тут просфорня. Тут бухгалтер… Есть и теплицы».

Мы проходим в трапезную, и нас усаживают пить чай на светлой длинной веранде, где в теплое время года по воскресеньям собираются прихожане.

Фото-7.jpg

В трапезной храма

Батюшка, где вы родились и выросли, что помните о своём детстве?

– Родился в лесу, пеленался на пню (смеётся). Родился в деревне Алень Брянской области 27 декабря 1941 года. Леса там, красота. Оттуда мы уехали. Отца не помню – война началась. А мама была простая. Я на стройке трудился. И плотничали, и копали. И в армии был, в военном колхозе.

А в храм как попали?

– Просто захотелось, я и попал. Пришел с армии, а мама с сестрой уже ходили в храм. Собрались – и я сними. Владыка как раз служил (епископ Николай (Кутепов) – прим. ред.) Мне понравилось. В том храме в Тобольске сторожем работал. Потом пономарил там же, потом в Омск поехал с архиереем. Я тогда был один, мне было интересно посмотреть мир, я и поехал. Из Омска – в Ростов. С владыкой Николаем мы разошлись во Владимире: он поехал в Калугу, а я остался. С 1970 года был иподиаконом в Успенском кафедральном соборе города Владимира, потом диаконом.

Фото-8.jpg

А с матушкой как повстречались?

– О! Это интересно… Повстречались перед дождичком в четверг. Смеётесь, а так и было. Правду говорю. То было в Ростове, она родом из тех мест. Брат её, отец Николай, – духовник Ростовской епархии. Здесь вся ее родня. Я исполнил владыкино благословение: познакомился, женился. И во Владимир со мной она поехала. До этого работала в областной прокуратуре, юрист по образованию. А за то, что она в храм ходила и в архиерейском хоре пела, попала под сокращение.

А рукополагал вас владыка Николай еще до своего отъезда из Владимира?

– Да, венчались мы с матушкой 31 января 1971 года. А в октябре, на святителей Московских, рукоположили во диаконы. Иерейская хиротония была в 74-м. Во Владимирской епархии был настоятелем Покровского храма селе Нагуево и Богоявленского храма в Заречном.

Здесь я с 80-го года, переводил уже митрополит Владимир (Котляров). Семинарию московскую закончил в 1985 году. Большой храм здесь построился за четыре года, освящали в 2004 году.

Батюшка, вы в браке с матушкой уже больше 50 лет. Как вам это удалось? По нынешним временам звучит как что-то почти невозможное.

– Да нас с матусей голопузые держали (смеётся). А потом уже и образумились, притерлись. Где-то она промолчит, где-то – я. Матушка всё была с детьми, занималась ими. Мы хоть и жили бедновато, но решили так. У нас в пять лет каждый уже газету читал. Как младший пошел в школу, матушка немного поработала еще по специальности.

Бывало, отпускал её по святым местам. Она одна едет, а я с четырьмя управляюсь. Косу дочке надо заплести, чтобы не было заметно, что это папа. И не замечали. Отпускать-то матушку надо было…Трое у нас их осталось. Потихоньку вырастили.

Оно само собой, да не просто так: к каждому подход нужен. Двух попов воспитали. Один из них в Цимлянске. Дочь в Ростове, и второй сын в Шахтинской епархии.

Шестеро внуков у нас. Балуем их, конечно. Но не зазря, а за дело.

Фото-9.jpg

А когда служить было легче: в советское время или сейчас?

– Во всяком времени есть, как говорится, плюсы и минусы. Если по правде сказать, тогда было чуть легче: я ни за какие финансы не отвечал, служил. Сейчас время другое – везде шик да блеск…Служим, пока Господь и владыка дают.

Берегите себя, батюшка.

– Если Господь не убережёт, то не убережешься. Помощи Божией и вам.

Серафима ШЕЛКОВНИКОВА

Фото автора

Публикация сайта Волгодонской епархии

 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓