--

«Я обыкновенный рабочий поп»

20.06.2022 c454519f0d462b8ead475e7fdfb79441.jpg

Духовник Курганской епархии протоиерей Евгений Смирнов – старейший в регионе действующий священник и по возрасту (ему 77 лет), и по стажу служения – три десятилетия. Но он молод душой и буквально заражает всех своей жизнерадостностью и оптимизмом. «Когда меня спрашивают, сколько мне лет, я отвечаю, мол, пацан ещё, а про себя думаю: стану ли я когда-нибудь мудрым? Да и к чему? Надо быть ребенком!», – говорит священник.

 

Дитя войны

Отец Евгений, вас можно назвать «дитя войны» – вы родились 26 июля 1944 года. Ваш отец воевал?

– Нет. Папка мой на Кургансельмаше работал, потом его перевели на Уралсельмаш (КЗКТ). У него как ремонтника высшего разряда была бронь. Мама – домохозяйка. В семье, кроме меня, были ещё две сестры, но сейчас они уже отошли к Богу.

У меня было обычное советское детство – голодное, но счастливое. Мы тогда жили в раю! Помню, как бегал до вокзала и обратно с цапалом (самодельная игрушка – железный диск на проволоке – прим.) – довольнёхонький! Эту детскую радость я и сейчас стараюсь сохранить, ценю её. А сейчас многие всем недовольны, живут как в аду, в 20-30 лет уже старики.

Учился в 10-й школе. Занимался в хоре Дворца пионеров, пел и плясал, артистичный мальчик был (смеётся). Окончил ремесленное училище. Папка меня на завод отправил, потому что сам всю жизнь отдал заводу. Я беспрекословно подчинился. И в общей сложности проработал там 30 лет. Ну, ещё в армию сходил (отслужил в морфлоте) да машиностроительный техникум окончил в 1973 году.

511cdb5d0aa7bb928e25c3f2791ae14c.jpg

Сначала на Курганмашзаводе отработал четырнадцать лет – слесарем-инструментальщиком, техником-технологом. Потом, чтобы получить для семьи квартиру, перешёл на Курганхиммаш. Там работа была потяжелей: котельщик, сварщик. Когда здоровье начало подводить, я решил выучиться на пчеловода - они долго живут. Выучился, но пчеловодом не стал, пошёл комбайнёром. Три года на комбайне отработал, от завода Химмаш ездил в деревни, помогал хлеб убирать. Великим счастьем было видеть разливы пшеницы! Мы, рождённые в Советском Союзе, такие счастливые были, у нас в первую очередь любовь к Родине стояла, никакого обмана. Сейчас жизнь совсем другая, капитально изменилась. Люди уже не те стали.

Путь к священству

Как и когда появилась у вас тяга к вере, к Богу?

– От родителей всё идёт – мама утром-вечером молилась, ходила в храм, хоть время коммунистическое было. А крестили меня в 1950 году, в шестилетнем возрасте, в храме села Колесниково. Было лето, мы с мамой из Кургана шли пешком двадцать километров. Тогда электричества в храме ещё не было, и я по сей день помню свет лампады и запах ладана.

А к храму я прибился уже в зрелом возрасте. От тяжёлой заводской работы стало подводить здоровье. Появились мысли о правильности жизни. Стал ходить в церковь в Смолино. Мне уже 47 лет было, когда меня там приметил отец Николай Чирков. Пригласил в алтарь, стал со мной разговаривать, заронил в душу мысли о Боге и вере. Я начал думать-думать и в итоге к священству пришёл. И хотя я старше отца Николая на шесть лет, но он для меня духовный отец. Я низко кланяюсь и горячо благодарю его за мудрость и героический труд, за то, что разглядел во мне что-то, выбрал меня из многих. Если бы он меня не позвал, то неизвестно, что бы со мной было. Может, на заводе работал бы да на рыбалку ходил (смеётся).

Я бросил завод, хорошую зарплату (по тем временам я получал 700-800 рублей, это были большие деньги). Но там приходилось выпивать – дело такое, бригада. Начал ходить в храм, где отец Николай учил меня и жизни, и богослужению.

Рукоположили меня 21 сентября 1991 года в диаконы, 16 июня 1992 года – в священники.

Мама была очень рада, что я стал священником, она высоко меня стала ценить, ведь верующая была. У Господа ничего случайного не бывает: матушкины молитвы, которые я с детства каждое утро слышал, заронили в мою душу семена, которые, спустя годы, взошли.

dd8b3450cbb38977386ccad412a7a741.jpg

Жена моя, Валентина, тоже была из религиозной семьи, и хоть в молодости о Православии ничего не знала, но, став матушкой, постепенно изучила молитвы, книги духовные стала читать.

Мы венчаны в 1992 году в Смолино. Матушка у меня смиренная, а это главное для жены священника. Не кичится ничем. Она тоже на Химмаше работала – до самой пенсии. Мы с ней уже 56 лет вместе. У нас двое детей и шесть внуков.

Храм, увиденный во сне

– Сначала я служил в Смолино, но владыка Михаил отправил меня в Шадринск (там неурядица случилась), и там я месяц отслужил. Потом меня владыка перевел в храм Александра Невского, где я два года служил. Настоятелем тогда был отец Аристарх Егошин. Как-то с ним сидим, он и говорит: «В сельхозакадемии приход надо окормлять, поедешь?» А я ему: «С удовольствием, это родина моих предков, там моя бабушка похоронена!»

Приехал туда – приход есть, а церкви нет. Благодаря ректору Курганской сельскохозяйственной академии Виктору Дмитриевичу Павлову выделили нам место в детском садике. Мы его обустроили, и когда первый раз владыку Михаила пригласили, он удивился: «У тебя настоящий храм!» А потом с Божией помощью начал строить новый храм, ездить в Москву к благотворителям. Виктор Дмитриевич очень помог, оказалось, что он земляк моему отцу – оба родом из Мишкино.

5c8193afcd1bed633830045eb7857f5c.jpg

А правду говорят, что вы будущий храм во сне увидели?

– Правда. Когда я был диаконом, увидел во сне, будто иду по дорожке, а вокруг – рябины, яблони и храм с зелёной крышей. Проснулся с таким чувством! Поэтому и взялся за строительство. В то время не сказать, что легко было строить, но возможностей было больше. Хоть мне и говорил кое-кто: куда лезешь со свиным рылом в калашный ряд. А я их в итоге обошёл! Мне Господь даровал тех людей, с которыми я с удовольствием собирал всё необходимое для постройки храма. Когда с владыкой Михаилом ездил на Святую Землю, познакомился с теми людьми, которые мне стали помогать. Кто восемнадцать миллионов рублей дал, кто шестнадцать (в 1997 году, до деноминации, в ходу миллионы, а не тысячи были). Там я с паломницами из Подмосковья подружился, они дали первые деньги, на которые я в Софрино закупил иконы и книги для нового храма.

Сильно помог в строительстве бывший директор Курганстальмоста, ныне покойный Николай Васильевич Парышев: на его предприятии изготовили и привезли материал на кровлю храма.

Храм у вас уникальный – первый в Зауралье, построенный при высшем учебном заведении. А какой красивый – прямо древнерусский терем!

– В простоте красота. Сделан он из дерева, без всяких излишеств. Архитектор Владимир Леонидович Пунгин, работавший на кафедре архитектуры КГСХА, при подготовке проекта будущего храма постарался учесть опыт Троице-Сергиевой Лавры, ведь в те годы ещё не было нормативных документов для православных церквей. Было нелегко, им всё пришлось делать самостоятельно, но храм получился как картинка.

Первую службу мы провели в нём в Троицу – в храме пахло свежим деревом, листьями берёзы, ладаном. Владыка Михаил совершил чин освящения. Храм носит имя преподобного Сергия Радонежского, а второй придел храма, расположенный на первом этаже, посвящен небесной покровительнице студентов – великомученице Татиане.

Как-то бывший губернатор Олег Алексеевич Богомолов пришёл ко мне в храм вместе с Парышевым, подарили мне икону и сказали: «Отец Евгений достраивай храм, тебе никаких препонов не будет». И на самом деле: я строил, а мне никто не мешал. Я сам этого не ожидал! Храм вырос благодаря Божьему промыслу и добрым людям вокруг меня.

5373eb744f152cc4859e4f209760109a.jpg

Я наслышана, что в вашем храме есть традиция встречать архиереев дорожкой, выложенной из травы и цветов. Откуда вы взяли эту идею?

– В 1993 году в Тобольск прилетал Святейший Патриарх Алексий II. Отец Николай Чирков нас всех срочно собрал, поехали. И там, когда утром встречали Патриарха, я увидал такую травяную дорожку, обрамлённую розами. Это была такая красота! Светило солнце, было тепло. Патриарх выходит, его казаки приветствуют. Такой подъём был! И с того времени я стал в своём храме также встречать владык.

Духовник епархии

Отец Евгений, сколько лет вы уже исполняете послушание духовника епархии?

С 2010 года. Меня владыка Константин назначил.

А почему именно вас?

– Не знаю. Было общее собрание, и 99 процентов священников проголосовали за меня. Наверное, потому что я никогда никому зла не делал и не сделаю (смеётся).

c9579d5c2e8a70cb9c2b233602a57f4a.jpg

Тяжело быть епархиальным духовником?

Ну как сказать? Приезжают отцы, выскажутся, и слава тебе, Господи! А то ведь невысказанная боль давит на душу. Надо очиститься.

Были ситуации, когда вы не знали, как поступить?

Всё пропускаешь через себя. Когда я начинал служить в Смолино, сам плакал вместе с тем, кто исповедовался. Стараюсь дать человеку время самому вразумиться, не говорю ему: делай вот так и так. Проходит какое-то время (неделя, две), и человек совсем по-другому начинает думать. Спеши медленно, говорили древние. И Церковь никогда не спешит, может и несколько лет ждать. И это правильно, ведь всё меняется: сегодня так, завтра всё наоборот…

fe63ab2f8dff41e8dd8a0cb0e5f55c08.jpg

А вы, духовник, у кого исповедуетесь?

– Раньше исповедовался у владыки Константина – он у меня, я у него. А сейчас – у любого священника, кто ко мне приходит. Я у него грехи приму, а потом сам перед ним падаю на колени и исповедуюсь. Он же в сане, все мы иереи.

Вы ведь активно участвуете в общественной жизни села Лесниково и всего Кетовского района Курганской области?

– Да, приходится. Мне даже звание присвоили «Почётный гражданин Кетовского района» (улыбается).

Но в чем заключается участие священника в общественной жизни?

– Наш приход постоянно участвует в подготовке и проведении праздников. День села, к примеру. Поздравляем, награждаем, поддерживаем дух людей.

Слава Богу за оптимизм

Отец Евгений, вы не единственный священник в вашей семье. Как получилось, что сын по вашим стопам пошёл – уговаривали, убеждали?

– Нет! Когда я стал священником, Алексей работал в мастерской по ремонту телевизоров. Он стал ходить в храм вместе со мной. Сначала просто помогал мне, а потом тоже решил служить Богу. Я-то этому учился в храме, а он окончил Тобольскую семинарию.

2f976781bc866be0ff49494a00f5d415.jpg

Сын родился, когда я в армии служил. Меня забрали, когда жена на седьмом месяце беременности была, а вернулся я, когда ему два с половиной года уже было. Алёшу окрестили жена с мамой, почти тайком – это же советское время было, 1966 год. А дочку Таню, которая в 1982 году родилась, я сам повёл на крещение. А кого мне, слесарю, было бояться?

За тридцать лет в священстве не пожалели, что выбрали этот путь?

– Я иной раз думаю: за что Господь меня, такого грешника, выбрал, поднял, приблизил к себе? Это же высшая духовность, это предназначение Божие! Сам не знаю. А потом мне мама сказала, что мой прадед, мамин дед, был священником. Они жили в Киеве, но отца Владимира сюда сослали за то, что он пролил кровь. Я никогда не думал, что буду священником – очень боялся мёртвых, темноты. А когда стал понимать, что душа живёт вечно и что смерти как таковой нет, перестал бояться. Познание священства – благодатное состояние. Я не думаю, правильно я выбрал или неправильно. Я просто живу и плачу о своих грехах.

c9cce8714f17655baf6e36dc2088e847.jpg

Что-то изменилось в вашем служении с годами?

– Всё меняется, в том числе и человек. В первые годы в храм ходили люди, более воцерковленные, старички, родившиеся ещё при царе. Сейчас люди становятся маловерующими, телевидение их мировоззрение нарушает. Молодёжи в храме мало. Студенты раньше активнее ходили, особенно когда случилось ДТП с погибшими по дороге в академию. Тогда они валом валили. Сейчас какое-то охлаждение наблюдается. Но я надеюсь, что придёт время, и люди снова более активно повернутся к храму. Всегда так: пока всё хорошо, люди на лаврах почивают, а как прищучит, так в храм бегут.

Отец Евгений, вы славитесь своей жизнерадостностью. Откуда она у вас?

– Наверное, от отца досталась (смеётся). Мама была сдержанная, очень гордилась, что она городская. Я благодарю Бога за то, что мама с детства во мне воспитала любовь к царю. Я монархист в душе. Она постоянно говорила, что мечтает дожить до царя. Не дожила, но слава Богу, что дожила до открытия храмов – умерла в 2003-м в 93 года, практически на моих руках. Папка был родом с Мишкино, это Сибирское казачество, так что я тоже немного казак (смеётся). В прошлый день рождения ко мне в храм приезжали наши казаки вместе с духовником казачества отцом Иоанном Юшиным, приняли меня в свои ряды, казачью шашку подарили и папаху. Мы потом все вместе пели «Не для меня придёт весна…», «Когда мы были на войне». Я вообще петь люблю!

bfd54fc554b014914555b0b37a95f371.jpg

А как у вас со здоровьем?

– Да что нам в шестнадцать лет сделается (смеётся). Я по жизни такой вот мальчишка. Когда меня спрашивают, сколько мне лет, я отвечаю: «Пацан ещё», а про себя думаю, стану ли я когда-нибудь мудрым? Да и к чему? Надо быть ребенком! В этом отношении я благодарю Бога, что наделил меня оптимизмом.

Помню, в 2000 году девочки-прихожанки поздравляли меня с днём рождения. Я прочитал и заплакал. Они написали: «Будьте всегда таким же жизнерадостным, мы будем всю жизнь помнить ваши глаза и рыжую бороду». Сейчас-то они замуж повыходили, а тогда с детской наивностью выразили свои чувства. Я тогда подумал: Господи, не зря служу. Ну а сейчас моя рыжая борода стала белой (смеётся).

Я обыкновенный рабочий поп. Каждому человеку Господь дарует свои способности, но главное – жить без зависти, без злобы, уважать всех!

 

Беседовала Татьяна МАКОВЕЕВА

Публикация сайта Курганской епархии

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓