Жизнь от крестного хода до крестного хода

07.08.2014

01.jpg

Ежегодно в конце июня на Алтай приезжают паломники из разных уголков России, чтобы совершить крестный ход из Барнаула в Коробейниково и поклониться чудотворной иконе Казанской Божией Матери.

Руководителю этого многодневного молитвенного шествия диакону Константину Филатову в нынешнем году исполняется 45 лет, полтора десятилетия из них он участвует в крестных ходах. «Это мой крест, от которого нельзя отказаться», – говорит он, вспоминая о сложностях и радостях пути.

10.jpgОтец Константин, это Ваш пятнадцатый крестный ход… Не надоело?

– Как это может надоесть? Это уже стиль жизни! Мы живем от крестного хода до крестного хода. Каждый год весной подспудно начинаешь думать: вот скоро крестный ход, мысли роятся в голове. Несколько ночей не спишь, думаешь, как сделать лучше. А получается всегда, как обычно, – Богородица устраивает так, как Ей надо! Эти пятнадцать лет, как река ровная – течет, и ее не остановить. Течение жизни крестного хода каждый год практически одинаковое.

Конечно, есть наработанная схема: мы знаем, к кому и как обратиться, что делать. Сложного в организации ничего нет, когда знаешь, что делать.

В помощи не отказывают?

– С годами сложился определенный контингент лиц, которые нам предоставляют финансовую поддержку…

В местах остановок все оказывают нам помощь. Те же бурановские бабушки. Причем самое удивительное, что Бураново – село вроде маленькое, а жители приносят столько еды, что хватает всем!

07.jpg

…Крестный ход – это общая молитва и богослужение под открытым небом. На каждом привале читаем акафисты. В начале, лет семь-восемь назад, мы читали по одному акафисту в день. А сейчас уже традиция такая: на каждом привале читаем акафисты. И люди не расслабляются, с радостью молятся.

02.jpgПятнадцать крестных ходов за Вашей спиной. Какие самые памятные события можете назвать?

– Между прочим, это первый крестный ход, в котором я участвовал в священном сане. Для меня в нем важно неформальное общение. А в целом вспоминается все только самое лучшее.

При этом необычные вещи случаются постоянно. Вот был очень забавный случай: отец Павел Иванов вечером, после того как он прошел целый день, пошел на рыбалку. Вокруг него стояли местные жители с удочками: кто-то из них одну поймал рыбку, кто-то две. А отец Павел наловил буквально за час девять килограммов рыбы! Она пошла на уху для участников хода.

Отрадно, что молодежи много. По вечерам они объединяются, сидят возле костров, поют песни. В Елбанке традиционно проходит футбольный матч между крестным ходом и местной командой. Костры, футбол – это уже традиции. Купание в озерах тоже. Раньше мы как-то думали о том, что не будем благословлять купание, а сейчас решили: «А почему бы и нет?». Каждый сам для себя принимает решение. Я лично не купаюсь…

Потому что Вы в душе монах…

– Да, наверное… Тяжело руководить поначалу – люди все разные, все со своими проблемами. Не всегда распознаешь человека, откровенно говоря, болящего.

04.jpg

А такие встречаются?

– Чем ближе подходим к Коробейниково, тем больше может появиться всяких искушений, особенно у духовно больных людей. В прошлом или позапрошлом году – это даже видео зафиксировало – одну женщину отшвырнуло от иконы. Другому молодому человеку, прошедшему Чечню, возле иконы стало плохо, сердце стало останавливаться. Вызвали скорую, отвезли в больницу, там сняли кардиограмму, оказалось – здоров, как бык. Потом выяснилось, что он первый раз в своей жизни исповедовался и причащался. Он мне рассказал, почему это с ним случилось: «Я говорил: они идут, эти придурки – куда они прутся, а я их должен возить». Вот и доосуждался. И таких случаев немало. А многого мы просто не знаем.

06.jpg

Силы-то у Вас еще есть ходить в крестные ходы?

– Не знаю. Но это мой крест, и его надо нести до конца. Конечно, постоянно возникают мысли: зачем тебе это надо – руководить такой большой массой людей. Это ведь и ответственность большая. А с другой стороны, думаешь: грехов-то тоже много. Может, хоть один какой-нибудь простится.

03.jpg

То есть это возможность очиститься?

– Естественно. К сожалению, даже здесь порой бываешь груб с людьми, раздражаешься…

Один человек не может делать такую массу дел. На кого Вы опираетесь в организационном плане?

– Конечно, на Александра Есипова, бессменного нашего завхоза, который тоже ропщет, сказал: «В этом году мой последний крестный ход!», на что я отреагировал: «Как Бог даст!». Куда он денется с подводной лодки? Он и по хозяйству управляется, и за кухней следит. Я его называю «комендант крестного хода».

Примечательно, что среди священников идет живое общение, обмен духовным опытом, просто разговоры. В обычных условиях мы же редко собираемся вместе.

09.jpg

Из священников сложился какой-то такой костяк энтузиастов?

– Да! Если раньше шли в крестный ход «по разнарядке», то сейчас многие идут по своей воле, прикипели к крестному ходу, не могут без него жить. Это как отпуск, который органично вписывается в жизнь.

Каждый, кто сходил крестным ходом, следует по одному из двух вариантов: дальше это становится смыслом его жизни на данный период. Либо перестает ходить. У нас много людей, которые идут с первого крестного хода – шестнадцать лет ходят. И хотя старость – не радость, все равно ощущаешь себя молодым, душа-то остается молодой!

Сам механизм крестного хода вдохновляет, заряжаешься энергией, получаешь благодать. Бывает всякое: не всегда помолишься как надо, кого-то осудишь. Но все равно потом наступает чувство удовлетворения, что ты сделал какое-то дело.

И вершиной будет праздничная служба – литургия в полночь, когда служат все священники, участвовавшие в крестном ходе. Все паломники причащаются. Это ни с чем несравнимая благодать!

В нынешнем году, мне кажется, народ молится активнее и сильнее, чем в прошлом. Хотя, в прошлом году народу было больше, но молитва не была такой сильной. А сейчас идут и непрерывно молятся. И на остановках почти все принимают участие в молебнах и акафистах.

Конечно, очень сложные погодные условия: невероятная жара, комары, мошка. Но народ-то не ропщет! В последний день, когда мы выходим из Елбанки, мы всегда с нашим духовником протоиереем Андреем Ушаковым говорим последнее слово людям, просим у них прощения, если кого-то обидели. В Коробейниково вечером тоже многие люди подходят, просят прощения, высказывают слова благодарности. Это тоже благодатно.

При всем при том, что людей сложно построить в колонну, организовать на какие-то дела, порой раздражаешься, ругаешься… А потом-то они понимают, просят прощения.

 

Беседовал Владимир Клименко,
главный редактор вестника «Алтайская миссия»

Богородице-Казанский храм в селе Коробейниково Усть-Пристанского района Алтайского края построили и освятили в 1902 году. По воспоминаниям старожилов, он был украшен многими замечательными иконами, но особое место среди них занимала Казанская икона Божией Матери. В 1938 году храм в селе был разграблен и занят под склад, икону бросили около входа и ходили по ней.

Спасла святыню Ольга Гавриловна Перегудова, которую местные жители прозвали Олюшкой Темной, так как она была слепа с трех лет и находилась на попечении сестер. По преданию, после надругательства над храмом Олюшке во сне три раза являлась Матерь Божия с наказом спасти ее образ. По просьбе молитвенницы на это отважились ее племянница и соседка. Сшили мешок и пошли икону выручать, Олюшке же сказали: «Ты молись!» Молилась она не напрасно. Сторожей, всегда охранявших склад, в ту ночь не оказалось на месте, а потому женщины без труда проникли в бывший храм и вынесли тяжелую икону. Утром по селу разнесся слух, что икону украли, но расследовать это никто не стал.

Очистив принесенный образ от грязи, женщины увидели, что некогда прекрасная икона безнадежно испорчена: посредине – щель шириной в палец; верхний слой краски осыпался, ликов Божией Матери и Младенца нельзя рассмотреть – хорошо видны были только их глаза. С того времени началась подпольная жизнь Коробейниковской церкви: около иконы постоянно собирались верующие, пели акафисты, читали молитвы. Лики Богоматери и Богомладенца постепенно стали проясняться.

В 1960 году Ольга с сестрой переехали в Барнаул, и здесь к чудотворной иконе приходили верующие – жизнь разрушенной церкви вопреки всему продолжалась. В 1972 году художница-ткачиха К. Бурачевская сделала из ткани венок, которым в Страстную пятницу украсили икону. В ночь на Великую субботу икона полностью обновилась: поверхность ее стала гладкой, изображение четкое, одеяния Божией Матери и Богомладенца засветились яркими красками.

Ольга Гавриловна Перегудова умерла в 1982 году. Икону временно определили в странноприимный дом близ Покровского кафедрального собора. Ее хранила тайная монахиня Глафира (в миру Галина Любицкая), впоследствии ставшая настоятельницей Знаменского женского монастыря в Барнауле. Сохранила матушка Глафира и записки об исцелениях разных людей, молившихся перед чудным образом.

2 июля 1994 года икона Казанской Божией Матери крестным ходом была доставлена из Барнаула в Коробейниково и установлена в обновленном храме на своем законном месте. На следующий день епископ Барнаульский и Алтайский Антоний торжественно освятил храм. Ныне здесь устроен мужской монастырь. По благословению приснопамятного Патриарха Московского и всея Руси Алексия II в честь чудотворного образа в первое воскресенье июля установлен праздник, который собирает великое множество паломников.

В основе материала – публикации сайта Барнаульской епархии 
и вестника «Алтайская миссия»




Как помочь нашему проекту?

Если вам нравится наша работа, мы будем благодарны вашим пожертвованиям. Они позволят нам развиваться и запускать новые проекты в рамках портала "Приходы". Взносы можно перечислять несколькими способами:

Yandex money Яндекс-деньги: 41001232468041
Webmoney money Webmoney: R287462773558
Sberbank money На карту Сбербанка: 4279380016740245

Также можно перечислить на реквизиты:

Автономная некоммерческая организация «Делай благо»
Свидетельство о регистрации юридического лица №1137799022778 от 16 декабря 2013 года
ИНН – 7718749261
КПП – 771801001
ОГРН 1137799022778
р/с №40703810002860000006
в ОАО «Альфа-Банк» (ИНН 7728168971 ОГРН 1027700067328 БИК 044525593 корреспондентский счет №30101810200000000593 в ОПЕРУ МОСКВА)
Адрес: 107553 Москва, ул. Б. Черкизовская д.17
Тел. (499) 161-81-82,  (499) 161-20-25

В переводе указать "пожертвование на уставную деятельность".

Если при совершении перевода вы укажите свои имена, они будут поминаться в храме пророка Илии в Черкизове.