При поддержке Управления делами Московской Патриархии

Фейсбук мне друг?

11.04.2014 Фейсбук мне друг?

− Алло, это полиция?

− Да, говорите.

− Человек пропал, хочу подать заявление.

− С чего вы взяли, что пропал?

− Уже три поста не лайкнул.

− Может, посты так себе?

− Да нет, анекдот и две смешные картинки

− Не бояны?

- Ну нееет, уже по двадцать лайков, а его нет.

− Странно... В личку писали?

− Да, молчит.

− А сам постит?

− Нет, уже три часа ни лайка ни репоста.

- Я понял. Диктуйте адрес, наряд выезжает

Из найденного на просторах фейсбука…

 

− Может, что-то еще? – темноволосый интеллигентный священник средних лет поправил очки. Я посмотрела по сторонам: и слева и справа шла интенсивная исповедь, оглянулась – позади меня тоже стояло немало людей. Потом, что ли… Тем более, это вроде и не грех. Или грех? Я сделала глубокий вдох, покосилась на ноги Спасителя: гвозди были убедительны. А я нет. Поэтому в суть моего бормотания батюшка сначала никак не мог вникнуть. Но когда он разобрал, о чем это я, его лицо преобразилось, очки радостно блеснули:

 − Аааааа, так у вас, наверное, фолловеров много! Или лента длинная. Пока все прочитаешь! А какой у вас там…гм…ой…

Я в изумлении уставилась на священника. Еще немного, и мы прямо здесь обсудим последние сетевые новости, посетуем на злобных комментаторов и отсутствие кнопки «поддержать», которую давно обещает всем пользователям фейсбук. Батюшка опомнился первым. Поправил крест. И продолжил многозначительным серьезным голосом:

− Ну, в общем, так. Это не грех. Болезнь. Зависимость. С другой стороны, работа страдает от того, что вы много времени проводите в социальных сетях?

Я молча кивнула.

− А другие обязательства − перед детьми, родственниками?

Снова кивок.

− Это уже никуда не  годится. Это можно соотнести с грехом. Да что там, грех и есть! Ограничивать временем себя бесполезно, плавали – знаем. Попробуйте за день открывать ссылки только по определенным темам. Выберите себе, скажем, три главные. Не больше…

«…Господь и Бог наш Иисус Христос, благодатию и щедротами Своего человеколюбия да простит ти чадо…»

Страдала не только работа. К моменту, когда я пришла на исповедь, чтобы покаяться в зависимости от социальных сетей, время моего нахождения в фейсбуке приближалось к ежедневному круглосуточному марафону. С перерывом на сон, конечно. Хотя и он стал укорачиваться.

Я хорошо помню первые ощущения от очередной социальной сети. Опытный пользователь интернета Валерия Потапова, находясь в состоянии презрения к тем, кто вываливает во всемирную паутину все подробности частной жизни, твердо решила на сей раз опубликовать ровно одну фотографию. Не постить ничего личного. Никогда. Ни за что. Да к тому же интерфейс был отвратителен. Навигация сложная. Ерунда какая-то.

Следовать собственным правилам удавалось почти год. За это время я подписалась на все любимые сайты, подружилась с огромным количеством прекрасных людей, выложила множество своих фотографий, полюбила интерфейс и навигацию, но все еще была далека от настоящей зависимости. Так, по крайней мере, мне казалось.

Первый звонок прозвенел, когда я поняла, что  уже почти не пользуюсь почтой. Я могла запросто день-два не заходить на жизненно необходимый почтовый ресурс. А фейсбук, тем временем, был обязательной частью дня, как молитва. Более того, заход в почту внутренне ощущался как серое и скучное действо, чего не скажешь о социальной сети. При мысли о том, что я сейчас кликну на свою страницу, внутри все играло и звенело, мир становился очень ярким и переливался радужными красками. Я не специалист по наркотическим веществам, но мне кажется, это должно быть очень похоже.

Фейсбук объединял меня с лучшими друзьями, с кем когда-то так хорошо работалось вместе. Или с теми, кто живет в другой стране. Или с абсолютно невероятными людьми, с которыми в реальной жизни вообще никогда не удалось бы познакомиться. Общение к тому же было безопасным – крышку ноутбука всегда можно закрыть, а месседж − отредактировать или удалить. Восторг от использования новой сети был похож на то, что я испытывала в 1998 году, открыв для себя интернет и первые чаты. Я поглощала тонны информации, картинок, видео, пока еще тщательно выверяя свои послания и не позволяя себе заваливать ленту многочисленными перепостами.

Постепенно все  другие ресурсы «отвалились» − остался  только фейсбук. Я радовалась. А что – очень удобно: вся новостная лента у тебя в кармане. В ней, помимо всего прочего, и «Правмир», и «Приходы». Православная составляющая особенно успокаивала. Вроде как не зря сижу. Духовно образовываюсь. Ага. На фоне этого росло ощущение собственного величия. Оно выражалось, кроме всего прочего, и  в том, что в какой-то момент я была абсолютно уверена: все ленты − как моя. Вот что я вижу каждый день, то и остальные видят. Об этом, наверное, смешно читать. Но – честное слово – я страшно изумлялась, когда в реальной жизни кто-то из друзей не мог понять, о чем я говорю. «Но ты же есть в фейсбуке? − пытала я приятеля. – Ты этого не видел, что ли???» Осознание, что у каждого своя лента, меня на какое-то время ввело в ступор.

Второй звонок был, когда однажды на дружеских посиделках я увидела, что мы не можем и получаса просидеть без того, чтобы не схватиться за свои смартфоны. Двадцать-тридцать минут длилась беседа, а потом, как по мановению волшебной палочки, она затихала сама собой: десятиминутный перерыв на копание в соцсетях был такой же необходимостью, как глоток воды для лектора, выступающего перед большой аудиторией. 

И, конечно, как многие пользователи интернета, мы половину встречи проводили не только в пересказывании друг другу сетевых новостей − значительная часть времени тратилась на то, чтобы сфотографироваться здесь и сейчас, выбрать лучшие снимки, выложить их немедленно в сеть, а потом читать хором комменты. Все это напоминало интернет-притчу про людей, которые вместо того, чтобы любоваться чудесным закатом, сначала снимают его на телефоны, а потом выкладывают на всеобщее обозрение и считают «лайки». За это время солнце успевает благополучно закатиться. Обнаружить личность в другом, увидеть образ Божий, прочувствовать глубину и полноту общения при таком подходе категорически не получалось.

После пары таких посиделок мы стали обсуждать  фейсбук как явление: хорошо это или плохо, что можно выкладывать, а что нет, какие чувства вызывает эта популярная социальная сеть? Одни признавались в том, что им неприятно каждый день заходить на эту ярмарку тщеславия, но они ничего не могут с собой поделать. Им казалось, что все живут гораздо лучше. Интересней. Насыщенней. И надо не отстать. Другие осуждали тех, кто умудряется публично ругаться в сети или даже блокировать друг друга из-за сущих пустяков. Третьи искали кнопку отключения новостей от тех, кого добавили в друзья, но уже тысячу раз об этом пожалели. Тем не менее, все продолжали прочно сидеть на игле в фейсбуке.

С одной близкой подругой мы признавались друг другу, как неприятно заходить на свои странички и не видеть красных чисел наверху. Значит, пока тебя не было в сети, никто ничего не прокомментировал и не лайкнул. Все прошли мимо. Ужасно. Мы обе чувствовали пустоту, подавленность, ненужность. Появлялось желание что-то сделать, чтобы отметок было больше.

И вот постепенно разворачивалась классическая картина зависимости: не ты управляешь наркотиком, а он тобой. С одной стороны, он тебя вроде бы поддерживает и очень радует: мой день рождения 2013 года по количеству поздравлений был феерией благодаря фейсбуку. С другой стороны, желание большего количества «лайков» заставляет кроить свой образ в интернете в угоду публике. Например, ты отказываешься от интересных и важных посланий, опасаясь, что не поймут, но зато начинаешь замечать в реальной жизни кучу мелочей, которые раньше не стоили внимания. Нелепого дворника, надпись на заборе, разговоры в маршрутках, - все идет сетевую топку, количество комментов растет. Твоя лента полна забавных историй. А ты к концу дня выжата как лимон, хотя ничего стоящего не сделала.

Я нарушила все свои правила. Стала писать личные посты. Заваливать ленту кочующими от пользователя к пользователю афоризмами, фотографиями и перепостами, особенно благотворительной направленности. И точно знаю – мои друзья помогали тем, о ком я просила. Это вдохновляло пользоваться социальной сетью более активно. Я искала розетки в кафе и ресторанах, как наркоман дозу – смартфон от постоянного просмотра ленты быстро разряжался. Не однажды просыпалась ночью: вдруг кто-то оставил комментарий. Красные цифры в верхнем левом углу страницы (теперь в правом) успокаивали, и я засыпала мгновенно младенческим сном. Во время литургии нащупывала телефон в кармане и предвкушала, как вот-вот открою любимый фейсбук. Раздраженно рявкала на ребенка, который пытался вернуть меня в реальную жизнь какими-то вопросами или просьбами… В конце концов, дошло до того, что известие о трагической гибели мужа сестры – воина-афганца − помимо соответствующих моменту чувств пробудило во мне нечто новое. Оно называлось «ух ты, прямо пост для фейсбука».

За это время покончил жизнь самоубийством мой сетевой приятель. Достаточно популярная личность в сети и за ее пределами. В жизни мы не виделись ни разу. В «личке» осталась наша переписка. Под моими историями – его комменты. И после – множество удрученных постов от более близких ему людей по всему фейсбуку. Что я должна чувствовать? Как переживать? А, кстати, я переживаю? Сильно? Или нет? До сих пор не могу ответить на этот вопрос. Он стал частью моего лета, а я даже никогда не слышала его голоса.

Моим любимым занятием стало сидеть в кресле-груше с ноутом и чашкой чая и под видом важной работы торчать в фейсбуке. Редко когда это чтение подвигало меня на реальные действия. Скорее, уничтожало остатки воли. Во время бесконечного просмотра посланий про Украину уловила, что один из батюшек потерял на Майдане четки. Из Греции, любимые. Я вознамерилась ему послать, потому что у меня как раз лежат. Как раз греческие. Но куда там… Информационная волна несла дальше, о четках я забыла через несколько часов. А вот одному из священников нашего храма наконец-то сделали операцию в Израиле. Отметиться в публикациях на его странице, поставить веселую картинку – и побежали по всемирной паутине. Время не ждет. Вокруг столько всего интересного!

Так что третьего звонка, который предупреждал бы об опасности, я не услышала. В конце концов я просто разрядилась, как мой смартфон. Мозг не смог переварить такое чудовищное количество информации, а эмоциональная сфера – качественно реагировать на все, что происходит с виртуальными друзьями. Да и с реальными тоже. Встречаться ни с кем не хотелось – слишком большое напряжение. Разговаривать по телефону тоже. Играть с ребенком во дворе? Да он уже взрослый, девять лет целых, зачем? Лавочка, телефон, на детское «мама, смотри!» мое рассеянное − «да, да, молодец!»… А еще осуждала мамаш с пивом и сигаретой у песочницы!

Утром − фейсбук, днем − фейсбук, вечером − фейсбук. Концентрация была на нуле. В общем, наступило истощение. А вместе с ним Великий пост. Духовник, которого я регулярно заваливаю в «личке» интересными, на мой взгляд, ссылками, сурово сказал: «Вылазь из фейсбука!»

Однако с волей у зависимых проблемы − это всем известно. Заменить виртуальный кайф чем-то реальным оказалось непросто. Вместо того, чтобы дойти до парка, я включала диск со звуками леса и лежала дома на полу. На экране смартфона установила распятие – как напоминание о главном. Сократила количество интернет-постов до трех. Купила велосипед. Начала потихоньку молиться на эту тему, хотя Господь до сих пор очень плохо сочетается в сознании с фейсбуком. Не монтируется, как говорят мои друзья. Стала буквально вытаскивать себя за волосы в мюнгхаузеновском стиле. И продолжаю это делать. Осталось только непонятным: как я, взрослый человек с высшим образованием, называющий себя верующим, ни разу не попавший ни в алкогольную зависимость, ни в наркотическую, ни в какую-либо иную, так умудрилась зафейсбучить свою жизнь?.. 

Комментарий психолога,
руководителя центра «Православная семья»  Ирины Рахимовой

Интернет вошел в нашу жизнь семимильными шагами и завоевал пространство в наших душах. Это становится опасным в силу того, что человек очень падок на легкие вещи, картинки, визуальные сюжеты. Большую часть информации он получает через визуальный канал, а все соцсетях заманчиво − картинок много, динамики, информации. В метро едешь – у каждого смартфон: все что-то читают, смотрят кино, ищут информацию. Ну, или чему-то обучаются, что не плохо, а хорошо, на самом деле. 

В житии преподобного Лаврентия Черниговского, которое я читала в начале 90-х, было прямо написано, что появится в углу каждого дома такой ящик с рожками, и все будут говорить: «Хочу новостей, хочу новостей!» А сейчас это можно перефразировать: у каждого под носом будет такая штучка, которая заменит все. Нам дана заповедь «любите друг друга», когда же мы находимся в диалоге с каким-то механизмом, неодушевленной системой, получается подмена человека, который мог бы быть рядом и ты должен был бы ему что-то дать. А здесь ты от этого «нечто» берешь. Берешь, берешь, берешь… Все время потребляешь. И в таком случае мы не можем реализоваться в предназначении быть совершенными в любви. Мы себя ограничиваем, впадая в зависимость от социальных сетей и компьютера в целом. 

Господь дал нам время, которое мы должны использовать по максимуму, чтобы стать совершенными и найти взаимодействие с другими людьми. А мы это время теряем. Нужно понять, сколько вы можете уделить времени интернету, чтобы он не приносил разрушения. Сколько мы можем себе позволить? Час? Два? А остальное время посвятить другим занятиям. Более реальным. Спорт, работа, театр, прогулки.

Важно признать болезнь. «Я болен», – сказать самому себе. Спросить себя: «Хочу исцелиться? Хочу!» Когда ставим себе диагноз, начинаем ощущать опасность.

И следующая стадия – поставить перед собой ряд вопросов из серии «что делать?». Жизнь надо выводить на уровень сознания. Думать об этом, узнавать, почему что-то мешает, почему я так увлекся, а потом уже обозначить себе варианты выхода из этого состояния.

P.S.: За время написания этой статьи я заглянула в фесйбук пять раз.

P.P.S.: Работу на этом сайте я тоже нашла через фейсбук.

P.P.P.S.: Если фейсбук перестанет существовать, я не знаю, что буду делать без него.

Валерия ПОТАПОВА 

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓