Шесть типов проповеди, которая не нужна прихожанам

03.08.2020

465474342554.jpg

Как не стоит общаться с прихожанами, чего люди ждут от современного священника и какое отношение к Церкви имеет анекдот про сосиски – в интервью священника Димитрия Паламарчука, настоятеля Николаевского храма села Криворожье на Донбассе.

 

Новый формат общения

Церковные спикеры постепенно изменили формат общения с аудиторией, что очень радует. Сейчас в интернет- и телепространстве священники говорят с людьми на доступном языке. Это видят все, и это очень хорошо. Однако есть большое число совсем иных священников, которые, к сожалению, не хотят или не умеют общаться с прихожанами, и это очень большая проблема. Да, не всем дано проповедовать, не все этому научились, но избежать общения с паствой невозможно. К тому же оно не исчерпывается только проповедью.

Признаем, что спектр тем для церковных проповедей очень мал: каждый год одни и те же праздники, память одних и тех же святых, чтение одних и тех же глав Евангелия. Но в придачу ко всему этому некоторые священники пользуются проповедями, написанными в XIX веке. Да, они порой хороши и поучительны, но, к сожалению, неактуальны для современного человека. Мы живём в совершенно других реалиях, и нам нужно учиться говорить иначе.

Некоторые священники полагают, что прихожанам не надо говорить всего, потому что «они не поймут», «плохо образованы», «их могут смутить те или иные факты». Но ведь это всё камни в наш огород! Если не понимают, значит, мы не объяснили. Думаю, в принципе неправильно полагать, что люди нас не поймут или мы их отпугнём. Мы призваны благовествовать и говорить, а не умалчивать. Из-за умалчивания у людей рождаются суеверия, они перестают понимать смысл происходящего в Церкви, не осознают, чем обусловлены те или иные традиции. И тогда переиначивают смысл традиций, что приводит к заблуждениям – в итоге когда Патриарх подтверждает постановление Поместного Собора 1917-1918 годов о том, что Евангельское чтение и Апостол могут быть при необходимости прочитаны на русском языке, люди воспринимают это как отступление от канона и традиции.

В связи с такого рода тенденциями вспоминается анекдот: муж спрашивает у жены, почему она, когда варит сосиски, отрезает у них кончики. «Так моя мама делала!» — отвечает жена. Через время приезжают к маме в гости, жена спрашивает: «Мама, зачем вы отрезали кончики у сосисок?» — «Не знаю, так ещё моя мама делала!» Бабушка, слыша этот разговор, кричит: «Девочки, я не поняла, вы что, до сих пор варите сосиски в моей маленькой кастрюльке?!» Нечто похожее бывает и в Церкви, когда мы соблюдаем традиции, не понимая их.

 

Какие же сценарии общения с паствой неприемлемы?

Остановимся на самых распространённых.

Священник читает проповедь, напечатанную папой-священником на печатной машинке и составленную из книжных выдержек, оставшихся от дедушки-священника. Хорошо это или плохо? Не знаю. Всё-таки общество изменилось, да и дедушка-священник обращался к совсем иным людям. Возможно, такая проповедь и хороша для тех, кто впервые пришёл в храм и ничего не знает о празднике или прославляемой иконе. Но давайте смотреть правде в глаза: в воскресенье 95% людей, находящихся в храме, – это постоянные прихожане, которые обо всех праздниках уже всё прекрасно знают.

Вторая категория – священники, которые на проповеди говорят не столько о событии, сколько о том, что в праздник делать нельзя. Да, раньше нельзя было в праздник стирать, например. Я застал времена, когда стирка была делом целого дня, а то и двух: требовалось приносить воду, кипятить бельё, что-то долго тереть, выносить воду и так далее. Конечно, тратить праздничный день на такую суету нехорошо. Но в наше время стирка решается четырьмя действиями: загрузил бельё, насыпал порошок, нажал пару кнопок – всё. Жизнь меняется, и надо это осознать. На первый план вышли совсем иные проблемы. Зачем же тратить время общения на непонятные запреты?

Третий тип: священник ограничивается какими-то очевидными фактами, например, пересказывает прочитанный эпизод Евангелия или рассказывает о празднике что-то общеизвестное и много раз слышанное. Есть такие, кто говорит об одном и том же, но на разные лады и разными словами: «Мы чтим икону Богородицы такую-то, Богородица помогает нам и защищает своим Святым Покровом, поэтому мы должны непременно почитать Пресвятую Богородицу и молиться Ей, нашей Покровительнице», – ни о чём, из пустого в порожнее.

Четвёртый: священник не знает, что сказать или как говорить, чтобы люди его понимали, в итоге вещает долго и очень сложно, уходя в богословские глубины и наполняя речь множеством сложных терминов.

Пятый тип. Раскрою секрет: хочешь быть популярным, чтобы к тебе ездили из других благочиний и областей? Надо говорить общие вещи, желательно приправить их «фактами» из серии «в день памяти архистратига Михаила святой архангел Михаил опускает крылья в огненную реку ада и достаёт оттуда кающихся грешников». Гарантирую, что вас даже начнут цитировать. Люди будут приезжать издалека, чтобы послушать батюшку, который говорит то, о чём не говорит никто. У него ведь есть тайное знание. Ещё бы: откуда иначе им узнать, что картошку есть нельзя, потому что в ней бесы, которые бьют по щитовидной железе! Это будет пользоваться спросом, тем более что такие факты рассказывают священники, непременно выглядящие как старцы – увы, такой образ очень хорошо продаётся… Чипы, приход антихриста, недоверие к традиционной медицине – всё это имеет православный антураж, который востребован большим числом людей. Не знаю, почему образ старца так привлекателен и почему в сознании многих он именно такой. Думаю, если рядом поставить портреты отца Александра Шмемана и Распутина, то большинство назовёт православным священником второго.

Шестой тип – священники, которые воздействуют на прихожан по-сектантски. Такой настоятель давит на то, что храм принадлежит не ему, а прихожанам, и если его уберут, то пришлют кого-то другого – непременно нерадивого. Прихожанину навязывается чувство вины и ответственности за храм, обязанность через силу трудиться ради прихода – как правило, в ущерб семье. Здесь нарушаются слова апостола Павла: «Если же кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного» (1 Тим. 5:8). Каждому священнику приходится призывать прихожан участвовать в жизни храма и прихода, но адекватный священник не будет ничего навязывать и не станет манипулировать. Прихожане с удовольствием помогают не когда на них возлагают новые и новые обязанности, а когда видят, что настоятелю нужно то же, что и им: чтобы в храме было красиво, удобно, чисто и тепло.

Некоторые священники насаждают приходящим в храм людям чувство вины, постоянно говоря об их греховности. Они так активно борются с грехом, что тот вытесняет в их проповеди Христа и любовь. Наверное, они забывают возглас: «Святая святым», – и не понимают, кому он адресован. Святые Дары – Тело и Кровь Христовы – предназначаются для святых – тех, кто стоит по ту сторону алтарной преграды. Да, они грешные, но это к ним Он пришёл. Бог хочет, чтобы мы жили вместе с Ним, чтобы помнили о Нём. Потому молитва – это не только утреннее и вечернее правило, молитвы перед едой и после. Это любое воспоминание о Боге. Но во многих храмах этому почему-то не учат. Вместо этого учат зацикливаться на грехе.

Нельзя поднимать с людьми темы, которые можно отнести к категории sub rosa — то есть тайным, не допустимым к оглашению. Самая больная из них — сфера супружеских отношений. Это область, которую священники не имеют права регламентировать. Её нельзя поднимать ни на проповеди, ни на исповеди. Сюда я бы отнёс и вопрос поста. Когда священник с амвона настаивает на принятии пищи по уставу с соблюдением сухоядения, это неправильно. Поститься нужно всем, но у каждого мера поста своя, и такие вопросы надо обсуждать индивидуально. Насаждая всем одни и те же требования, батюшка может навредить своим прихожанам.

760980536.jpg

 

Как же надо разговаривать с прихожанами?

Говорить о важном

Прежде всего, нужно говорить о том, что для прихожан важно. Как правило, эти же темы волнуют и самого священника. Мы живём в одном и том же обществе, сталкиваемся с одними и теми же проблемами и прекрасно знаем, что в конкретный момент времени волнует людей. Игнорировать актуальные вопросы недопустимо. Безусловно, при этом необходимо учитывать потребности своего прихода. Если говорить о проблемах искусственного интеллекта 80-летним бабушкам, нас не поймут. Если не говорить о проблемах искусственного интеллекта молодёжи, нас тоже не поймут. Надо искать золотую середину, общаться на темы, которые касаются большинства. Конечно, во всех этих разговорах мы должны быть предельно аккуратны.

 

Внимание на речь

Надо следить за чистотой своей речи, манерой говорить – не важно, обращаемся мы с проповедью к полному храму на праздничной службе или к трём людям после освящения автомобиля.

Как ни крути, Церковь – это институт, сохраняющий в себе много непонятного и архаичного, от этого никуда не деться, но в своём языке архаичность нужно сводить к минимуму. Священника должны понимать, поэтому забрасывать людей богословскими терминами не стоит. Наоборот: наша задача – максимально подробно разъяснять, что именно происходит в храме в целом или в тот или иной момент литургии. К слову, можно об этом не только рассказывать при личной встрече или на проповеди, но предлагать книги, статьи, видеоматериалы для изучения. Мы должны вести просветительскую работу, говорить о Евангелии и Деяниях апостолов, о крайней необходимости каждому христианину читать их.

 

О литературе

Очень полезно, чтобы священник рекомендовал конкретные книги, статьи, видео. Если мы говорим: «Надо изучать святых отцов», – значит, надо людей хоть немного в святоотеческой литературе ориентировать, потому что она очень разная. Может получиться так, что человек выберет себе одёжку не по размеру – возьмётся за книгу, до которой духовно не дорос. Начинающим христианам можно посоветовать патерики или святых отцов, которые жили как можно ближе к нашему времени, потому что они будут более понятны.

Мне кажется, что современному священнику неплохо напомнить о забытой многими классической литературе, рассказывающей о тех же истинах, которые проповедует Православие. Для этого надо знать, чем живёт человек, сколько у него времени на чтение. Конечно, упор надо делать на литературу, так или иначе связанную со Священным Писанием – благо, сейчас её много. А по поводу святоотеческой литературы важно помнить: 90% её написано монахами, поэтому она далеко не всегда применима к нашей повседневной жизни. Этого нельзя сказать о книгах, толкующих Священное Писание или объясняющих богослужение, они могут быть очень полезны.

 

Указывать направление

Общаться с людьми нужно с уважением, но при этом лучше не давать конкретные ответы и советы. Наша задача – указать направление, а не подать готовое решение на блюдечке. Показать путь решения проблемы, который человек не замечал. Такой принцип полезен, чтобы избежать соблазна вещать «от лица Бога». Понятно, что это касается вопросов выбора, а не каких-то конкретных вещей из серии «можно ли есть просфорку не натощак».

 

Улыбаться и любить

Чтобы человек уходил из храма обрадованным и без чувства вины, надо ему улыбаться. Архимандрит Андрей (Конанос) писал: однажды к нему подошла женщина и призналась, что он спас ей жизнь только тем, что был с ней приветливым. Священник должен понимать, что люди в храм приходят не для того, чтобы их песочили. Они знают, что там их должны любить, там могут пожалеть. Ко мне приходил один человек, я не мог понять, зачем он приходит. А потом понял: ему больше идти некуда. В храм идут за добротой, за горящим сердцем священника, за готовностью не помочь даже, а выслушать. Многим людям и советов наших не надо – они сами находят ответы, выговариваясь нам. И когда мы начинаем на проповеди ругать и поносить, это неправильно. Это ранит.

 

Не допускать чувства вины
и бороться со стереотипами

Мне больно и обидно видеть человека, который ходит в храм дольше, чем я, и при этом остался под гнётом стереотипов, слыша которые, хочется его обнять и плакать. Как будто от того, как пострижена борода или какие штаны надеты, зависит духовность. Люди не становятся святыми, меняя какие-то внешние вещи. Очень тяжело сталкиваться с тем, что такие стереотипы порой навязываются священниками. Мы призваны учить верить, любить, молиться, а не оценивать священника по бороде, а женщину – по длине юбки.

Наши люди по многим причинам и так живут с чувством вины. Не надо ещё и в храме добавлять им поводов осуждать и мучить себя. Пусть приходят, задают вопросы, узнают от нас новое. Иначе Церковь будет по-прежнему непонятна и чужда.

Беседовала Екатерина ЩЕРБАКОВА

Публикация сайта Горловской епархии

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓