Страх Божий и просто страхи

06.08.2020

009809789677656456.jpg

Во все времена нелегко было стать святым, но сегодня непросто стать хотя бы достойным христианином. Миллионы людей ныне охвачены страхом, который подстерегает человека на каждом шагу его жизни. Этот липкий страх въедается в душу, разрушает ее, лишая надежды и силы жить, творить, трудиться. Человек обращается к бесчисленным ложным богам и кумирам: сила, слава, деньги, власть. А сам остается пуст и голоден духовно с тем же неотвязным страхом и постоянным поиском чего-то, что заполнило бы пустоту жизни и сделало ее достойной. Для современных верующих людей очень важно понять, что помогало нашим исповедникам веры духовно побеждать своих мучителей. Одной из главных добродетелей, которые помогали христианским мученикам в стоянии за веру до смерти, является страх Божий, в отличие от страха человеческого.


Страх Господень в наивысшей мере присущ всем мученикам за веру Христову, ибо благодаря ему они преодолевали страх смерти и отдавали свои жизни за Господа.

Страх многолик. Когда произносится это слово, как правило, у людей возникают различного рода ассоциации, связанные с житейскими темами. Это одно из самых низменных чувств человека и доставляет ему нравственные мучения, усиливая комплекс неполноценности. Человеческих страхов множество, они могут прицепиться к чему угодно. В основном они паразитируют на темах о здоровье, смерти, будущем, воздействии злых сил, нищете и т.д. В психиатрии они именуются невротическими фобиями. Основа их – маловерие и неверие. Часто они сопровождаются унынием.

Самым верным признаком отсутствия страха Божия является то, что человек боится порчи, сглаза, колдунов, примет и т. п. Такой человек смело, бесстрашно грешит перед Богом, но при этом боится черной кошки или пучка волос на дороге. Если человек не освободится от такого страха, то может прийти к серьезному психическому заболеванию.

Когда человек боится Бога, т.е. боится согрешить, тогда он больше ничего не боится – ни потери земных благ, ни колдуна, ни смерти, ни самого диавола. Духовно здоровый человек боится самого малейшего греха, но смело исполняет заповеди Божии, часто жертвуя здоровьем, богатством и славой человеческой.

Верующему человеку, чтобы справиться со страхами, необходимо молиться об укреплении веры, ибо твердая вера способствует ослаблению фобий. Одним из самых страшных последствий такого страха является уныние вплоть до мыслей о самоубийстве, что влечет за собой потребность обращаться за помощью к врачам-специалистам. Часто это приводит к нарушению отношений с окружающими: портятся отношения на работе, разваливается семья, мучаются дети. Неверующий человек самостоятельно справиться со страхами не в состоянии, и только вера помогает в молитве обратиться за помощью ко Господу.

Что такое уныние? Это ничто иное, как утрата силы духа: «И уны во мне дух мой, во мне смятеся сердце мое» (Пс. 142:4). Изначально дух – это всегда Дух Божий по замыслу Творца. Таким образом, основа жизни – это Дух Божий, и если с Ним теряется связь, то есть ум и сердце Его отторгают, душа человека при видимой жизни становится мертвой. Преподобный Серафим Саровский говорил: «Нет хуже греха, и ничего нет ужаснее и пагубнее духа уныния». Происхождение чувства страха бывает трояким, как и все, что относится к духовной жизни человека. Есть страх Божий, священный страх, благоговейный, соединенный с любовью, смирением, осознанием своего недостоинства перед Богом. Человек, объятый страхом Божиим, словно пламенеет в своей любви к Богу и нуждается в постоянном общении с Ним. Это молитва, в том числе своими словами, разговор как с родным Отцом. «Работайте Господеви со страхом, и радуйтеся Ему с трепетом» (Пс. 2:11), – говорит богодухновенный пророк.

Страх Божий – это высочайшее доверие Небесному Отцу. Как младенец тянет ручки к родителям, ощущая их бесконечную любовь, неразрывную связь и родство, так и человек в трепете и любви доверяет свою жизнь Творцу.

Почему страх Божий часто называют священным? Потому что слово «священный», или «святой», означает самую сущность чувства страха. Это чувство притягивает к Богу, дает силу Духа, соделывает человека орудием Божией (Божественной) воли, то есть орудием любви. «Настави мя, Господи, на путь Твой, и пойду во истине Твоей; да возвеселится сердце мое боятися имени Твоего» (Пс. 85:11). Не случайно слово «страх» (греч. φόβος) в древнегреческом языке не имело значения боязни (греч. τρόμος), но означало уважение.

Страх человеческий – это многочисленные фобии, сопровождающие человека маловерующего или неверующего всю его жизнь.

Есть страх, навеваемый диаволом, сопровождающийся состоянием ужаса и безнадежности.

Человеческие фобии тоже в, конечном итоге, внушаются диаволом, но их источник всегда пребывает как бы в тени. Человек, желая самостоятельно справиться со страхами, пытается развивать в себе агрессивность, злобность, напускную напористость, активность, что позволяет в какой-то мере вытеснить фобии, но не полностью исцелиться от них. В противных случаях фобии могут сопровождаться унынием и депрессией.

С бесовскими страхами человек издавна пытался справиться с помощью различных жертвоприношений и заклинаний. Известно, что страх Божий духовно мобилизует человека, а страх демонический парализует волю, делает человека безвольным рабом диаволу. Страх Божий происходит только от истинной веры, а истинная вера рождается в душе исключительно от Бога. «Не вы избрали меня, а Я вас избрал» (Ин. 15:16). Страх Божий свидетельствует о том, что души коснулась благодать Святого Духа и в ней открылась возможность разуметь дела Божии. «Начало премудрости – страх Господень» (Пс. 110:10). Дочери же премудрости: вера, надежда и любовь. Замкнулся круг жизни, и чтобы он не перестал вращаться, необходима постоянная молитва об укреплении веры, надежды, любви.

Чтобы печь не остывала, необходимо постоянно подбрасывать в нее поленья. Так же и в духовной жизни молитва играет роль поленьев, чтобы не остыла печь нашей души, чтобы она грела и питала всех, кто находится рядом. Таким образом, без молитвы в душе воцаряется холод и мрак, она лишается страха Божия, разума, веры, любви, преисполняется чувствами безнадежности, страхов, уныния, а при этом в ней развивается в ней развивается настроение самости и гордыни.

Всем известна история двух братьев Каина и Авеля, первых детей Адама и Евы. Каин, богоборец, был преисполнен страха, но не Божьего и не человеческого в житейском понимании этого слова, а диавольского, сопровождавшегося решимостью идти против Бога. Этот страх он приобрел после того, как совершил убийство брата Авеля и не услышал Бога, призывающего его к покаянию. Напротив, он резко и неудержимо пошел против Бога, хотя и был одержим страхом. И с тех пор все богоборцы имеют в себе, в основе своей души такой страх, сопровождаемый агрессивностью и ненавистью к Творцу и одновременно саможалением и боязнью за свою жизнь.

Каин всю жизнь был стенающим и трясущимся, играющим роль изгнанника, и его последователей сегодня можно узнать по ярому, агрессивному атеизму, постоянным жалобам на жизнь, на Бога, непрекращающимися нападками на Господа, святыни, вплоть до их осквернения. Таких людей вполне обоснованно можно считать одержимыми в отличие от тех, кто страдает обычными фобиями.

Истинный страх Божий должен сопровождать верующего человека всю жизнь, и он не может ослабевать никогда, являясь условием правильных взаимоотношений с Творцом. Он всегда сопровождается чувством любви, доверия, смирением и благодарностью по отношению к Творцу.

Однако бывают редкие случаи, когда страх Божий исчезает, вытесняясь чувством неизреченной любви к Господу, как свидетельствует об этом апостол Иоанн Богослов: «В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение. Боящийся несовершенен в любви» (1 Ин. 4:18).

И все же наше чувство по отношению к Господу должно приближаться к тому состоянию, которое испытал апостол Петр после чудесного лова рыб, произнеся: «Выйди от меня, Господи, ибо я человек грешный» (Лк. 5:8), ибо благоговейный ужас объял его, когда он понял, что рядом с ним Бог. «Что есть человек, яко помниши его, или сын человечь, яко посещаеши его, – воскликнул пророк Давид и добавил – Господи, Господь наш, яко чудно имя Твое по всей земли» (Пс. 8:5–10).

Страх Божий как благоговейное ощущение присутствия Божия может только усиливаться по мере христианского совершенства. А страх согрешить со временем меняет форму и содержание. В начале, с обретением веры, человек боится согрешить из страха наказания, потом – в надежде на награду, а в конце – по любви к Богу, боясь огорчить Возлюбленного.

Так в страхе Божием действуют вера, надежда и любовь, но любовь больше (1 Кор. 13:13). Святой апостол Иоанн Богослов пишет: «Всякий рожденный от Бога не делает греха, потому что семя Его пребывает в нем; и он не может грешить, потому что рожден от Бога» (1 Ин. 3:9). Поэтому человек, достигший совершенной духовной любви, уже не боится согрешить.

Необходимо сказать еще об одном виде страха, связанном с любовью материнской, супружеской, родственной, дружеской и т.д. Казалось бы, этот страх основан на чувстве любви к ближнему и в условиях нынешней жизни вполне обоснован. В нем даже есть некое рациональное зерно – необходимость предупредить об опасности, ошибке и каких-то негативных житейских обстоятельствах. Например, родители, как правило, не хотят, чтобы дети повторяли их ошибки, и излишне тревожатся по разным поводам. Однако в глубине такого чувства страха за ближнего всегда лежит недоверие к Богу и грех маловерия.

Заключая, можно сказать, что истинный страх Божий всегда связан с верой, смирением и любовью, и без соединения этих качеств воедино он перерождается либо в многообразные человеческие страхи – фобии, либо в демонический страх – ужас, заставляющий человека принести себя в жертву демоническим силам, развивая в себе самость и гордыню.

Игумен Валерий (Ларичев),
настоятель храма святых мучеников Флора и Лавра
в подмосковном селе Ям

В основе материала –
публикация журнала
«Московские епархиальные ведомости»

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓