Фантомы веры

04.06.2021

54765645325.jpg

Явление повсеместное и не изживаемое, составляющее для многих суть самой веры: свеча, переданная через левую руку, «подброшенная недоброжелателями» икона… Всему придается важность и смысл. Ситуации возникают порой комические, но было бы смешно, если бы не было так грустно и тревожно. Сложность еще и в том, что не так просто отделить зерна от плевел: суеверия часто закутаны в «православную обертку», и даже глубоко воцерковленный человек может запутаться. И все же почему суеверия так прижились в нашем народе? Ведь на дворе XXI век, высокие информационные технологии… Разобраться в этом вопросе и обсудить реальные истории столкновений с околоцерковными суевериями поможет заведующий отделом Брянской епархии по взаимоотношениям Церкви и общества иеромонах Корнилий (Недбаевский).

 

Полезные и неполезные традиции

Недавно слышал фразу, которая в полной мере отражает современное состояние ума человека, позиционирующего себя верующим: «Господи, помолись Матронушке, чтобы она мне помогла!» То есть происходит полная подмена понятий… Как и почему это случается? Я долго служил на сельских приходах и столкнулся с тем, как рождаются и укрепляются в народном сознании некоторые традиции, которые суть и есть суеверия. Вообще традиции я бы разделил на полезные и неполезные. Полезные, которые укрепляют веру в жизнь, мы сегодня активно и без сожаления утрачиваем, а неполезные, разрушающие сознание и веру, рождают суеверия, приобретающие все более изощренные формы.

Почему так происходит? Мы не изучаем свою веру. Иначе бы уловили, что суеверие есть нарушение второй заповеди: «Не сотвори себе кумира». Ошибка появляется тогда, когда мы заменяем Живого Бога каким бы то ни было Его подобием и начинаем относиться к этому фантому серьезнее, чем к самому Богу. Это первый момент.

Второй, на мой взгляд, заключается в следующем. Возникновение многих разрушающих сознание тенденций, и в народе тогда, и среди нас, малознающих, сейчас, связано с низким уровнем понимания, то есть образования ума. Раньше народ в силу малограмотности постигал истины веры через обычаи, которые укреплялись и исправно исполнялись. Например, житийные иконы – это доведение информации определенным образом. То есть человек, не умеющий читать, смотрел на икону и постигал умом то, что на ней изображено. Неслучайно один из известнейших трудов профессора богословия Евгения Трубецкого об иконах так и называется – «Умозрение в красках». То же происходило с традициями, мудрость, полезность, истинность которых оттачивалась поколениями. В народе оставались лишь те традиции, которые приносили пользу, способствовали укреплению в сознании истин православной веры, подтверждали ее.

Но пришла беда: в 1920–1930-х годах было уничтожено священство, которое образовывало народный ум. В отсутствие учителей народ начал сам себя образовывать. Это с одной стороны. С другой стороны, в годы советской власти произошел колоссальный прорыв в светском образовании. Люди стали образованнее, умнее, а уровень религиозной грамотности оставался прежним из-за отсутствия имеющих необходимое образование священников. До перестройки этот процесс мало кому бросался в глаза. Иная ситуация сложилась в 1990-х. Мы стали свидетелями повального увлечения оккультизмом, разнообразными вероучениями, ведь духовная потребность нуждалась в наполнении, а опыт жизни в вере у подавляющего большинства людей отсутствовал. Так появилась плодородная почва для появления невообразимых вероучительных фантомов.

Третью важную причину вижу в потребительском отношении к Церкви как некому институту, который должен, подобно комбинату бытового обслуживания, удовлетворять религиозные потребности. Современному человеку гораздо проще воспринять определенную череду действий, считающихся как бы духовными, для достижения конкретных целей. Как ёмко сказал святитель Иоанн Златоуст, «…одно пение петуха может разрешить всякое (недоумение)». Эти действия внешние, они не подразумевают личных душевных затрат, труда покаяния, пересмотра ценностей и жизненных ориентиров. Иногда, правда, срабатывают: человек получает желаемое и утверждается в их «истинности». Это напоминает эффект плацебо, когда пациент верит в лечебное действие вещества, не обладающего такими свойствами. Так рождается очередное суеверие.

Православие, в отличие от других конфессий, не имеет интеллектуального потолка. Человек того или иного уровня развития, попав в проблемную ситуацию, через веру находит единственно правильный ответ. Помочь ему в этом должен священник, который в общении действует по закону любви, творчески переживая каждую конкретную ситуацию. Главный критерий такой обоюдной работы – польза для души человека, цель которой есть спасение.

 

Наблюдения и размышления

Стандартные ситуации, свидетелем которых оказалась автор статьи, комментирует иеромонах Корнилий (Недбаевский).

Наблюдение первое: Улучив момент, к прилавку подходит парень: «У нас дома остались лампадки, которые на могилке возжигали. Может, их там и оставить надо было, а мы домой принесли… Говорят же, что с кладбища ничего приносить нельзя».

– Конечно, это не так, ничего в том плохого нет. Важно другое: для чего используется вещь, приносимая на могилку, исполняет ли она свою функцию. Лампадки, иконы – все это служит для молитвы, значит, исполняет свою функцию. Стоит ли на могиле или дома – главное соответствовать назначению. Если с кладбища домой принесли, ничего не меняется: что там, что тут звучит молитва.

Наблюдение второе: Молебен завершился, а народ емкости с водой не разбирает, ждет чего-то. На недоуменный вопрос священника следует произнесенное с некоторой горячностью: «А кто нам святой воды дольет? Бутылки, не видите, что ли, не до конца заполнены?!»

– Не важно, насколько заполнена емкость, опускался ли в нее крест, или попала всего капля. Освящается вода по молитвам, возносимым на молебне, Духом Святым. Я бы сказал даже более того: вода освящается уже тем, что ее принесли на молебен в храм. Ошибочно и мнение, внедренное в церковную среду безбожниками: мол, вода обладает целебными свойствами потому, что в нее был опущен серебряный крест. Для Божией благодати не нужны передатчики.

Наблюдение третье: В церковную лавку входит мужчина. Он взволнован, в нетерпении перебивает беседу находящихся там прихожан вопросом: «При погребении родственника забыли положить в гроб носки, и что теперь с ними делать? Может, рядом закопать?»

– Носки, другие личные вещи не несут никакого смысла – ни в гробе, ни на могиле, и горевать по этому поводу нет причин. Другое дело – еще раз побывать на могиле, чтобы помолиться об усопшем. Ведь для того мы и посещаем места упокоения дорогих нам людей –для молитвы!

Вообще обычай рядить покойника в так называемую «особую одежду» – это просто видимый знак уважения ему и еще один способ для людей, собравшихся на похороны, утешиться видом человека, с которым они прощаются, отдать дань уважения телу того, чья душа нам дорога…

Наблюдение четвертое: Интеллигентного вида дама явно смущена своим вопросом, но он не дает ей покоя: «Мне от бабушки крестик достался – можно ли его носить? У нее судьба такая горемычная была, а вдруг через крестик и мне часть ее несчастий перейдет? И могут ли вообще вещи нести с собой негатив? Ведь на них сохраняется энергетика тех, кому они принадлежали»… Или еще один случай. На полу в храме лежал крестик. Его видели все, но делали вид, что не замечают. Ситуацию «исправил» захожанин, который, заметив крест на полу, ничтоже сумняшеся поднял и положил его на подоконник. Минуту спустя креста на подоконнике уже не было. Оказывается, люди считали, что крест должен был поднять кто-нибудь «не из своих», а то мало ли что…

– Крестик нательный является небольшой, но святыней. Святая вещь никакой «энергетики» на себе, кроме хорошей, нести не может. Единственное, если крестик где-то на дороге валялся и был подобран и принесен в храм, перед тем, каким пользоваться, его стоит освятить.

Наблюдение пятое: Женщина долго роется среди книг на радость работникам церковной лавки: кому-то еще литература нужна! Увы… «Хочу книгу найти о том, какие святые в каких случаях помогают. Я ее в одном монастыре видела. Толстая, в зеленой обложке. На все случаи жизни небесные помощники есть! …И что вы такое говорите? Я точно знаю, что от алкогольной зависимости спасает только «Неупиваемая Чаша»!

– К сожалению, эта практика у нас распространена чрезвычайно. Но дело в том, что Богородица помогает по молитвам перед любым Ее образом (а их насчитывается более трехсот шестидесяти!). Так же и с угодниками Божиими – суть только в глубине сердечного обращения к ним. С верой мы часто обходимся, словно дети, несмотря на убеленные сединами головы: начинаем разделять иконы, святых на «сферы влияния». Церковь снисходит к нашей немощи и помогает, как любящая мать любимому, только формирующемуся ребенку.

Но есть очень важный момент: настоящая молитва святым, как и Матери Божией, имеет личностный оттенок. Тот, у кого есть личный опыт молитвенного обращения, знает, что каждый святой, несмотря на то, что находится у Бога, не потерял своей индивидуальной святости. И поскольку все люди разные, может оказаться так, что один святой ближе к пониманию и душе человека, молящегося к нему, чем остальные. От этого между святым, находящимся у Бога, и человеком на земле могут возникнуть особые отношения: молящийся чувствует этого святого. И люди православные, имеющие молитвенный опыт, знают, что молитвы разным святым по-разному переживаются. Потому что святые в Царствии Божием не утратили своей индивидуальности. В этом плане такое разделение святых и образов Пресвятой Богородицы оправдано.

Однако Церковью осуждается однозначно потребительское отношение к Живому Богу, Который есть Любовь.

Наблюдение шестое: Озабоченные и уставшие муж и жена спрашивают: «Такая ситуация: умер близкий родственник, жил с нами, горюем, молимся об упокоении его души… Но еще до его смерти начали в доме ремонт, и что теперь? Ведь по правилам мы должны год ждать и ничего в доме не менять…

– Ремонт следует продолжать, поскольку это нужно живым и не имеет никакого отношения к памяти об усопшем. Нужно разделить по смыслу. Что мы относим к памяти об усопшем? Заботу о могиле и молитвы о нем. Если же беспокойство не отступает, тогда, прежде чем продолжить ремонт, помолитесь. А вещи усопшего родственника можно в храм принести или самостоятельно раздать нуждающимся, ведь благотворительность – форма поминовения почившего человека.

Наблюдение седьмое: Во время крестного хода: «Ой, а нам батюшка сказал, что того, кто сойдет с пути, Господь накажет! А у меня ноги болят…»

– Батюшка, скорее всего, имел в виду, что чем больше пройдешь, тем больше Господь отблагодарит. Любящий Господь приемлет любой человеческий труд. Крестный ход – это труд. Чем больше труда, тем больше польза. Просто понять, что паломничество, совершенное в удобных условиях, будет менее эффективно, чем тот же маршрут, проделанный в стесненных обстоятельствах. По-разному трудился человек и его душа. Это же отчасти можно отнести к продолжительности богослужений. Человек может отстоять службу и в силу недостаточной пока воцерковленности мало что в ней понять, но, выйдя, он обязательно почувствует, что Господь благодарит его за этот труд.

Наблюдение восьмое: Мужчина всерьез сокрушается, что не успел окунуться в проруби на праздник Крещения Господня: «Ведь крещенской водой все грехи смываются. И что я теперь, так и останусь?!»

– Грех смывается покаянием. Для покаяния существует Таинство исповеди.

Что же касается крещенских купаний, несомненно, что человек, совершающий на Крещение погружение в воду, совершает акт веры, которой он руководствуется, когда идет в купель. То есть человек верит, что вода, освященная Святым Духом, не нанесет вреда его здоровью. И этот акт веры не имеет ничего общего с практикой «моржевания».

Наблюдение девятое: Приходят в храм люди с вопросом: «Мы хотим земельку освятить. Или как это правильно у вас называется?»

– У нас это называется «заочное отпевание». Подобная практика сложилась в советские времена, когда существовали объективные причины, не позволявшие пригласить священника отпеть усопшего. Сейчас, за редчайшими исключениями, это возможно и необходимо. Однако люди стараются избежать подобной встречи, им так удобнее и проще. Главное – земельку получить, а священник в храме отпоет, мол, это его прямое дело. А то, что отпевать будут без покойного, его уже похоронили, это не важно. Вы нам землю – мы вам деньги… Вот такая арифметика.

Наблюдала Елена СТАРОДУМОВА

В основе материала –
публикация издания «Брянские миряне»

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓