--

«Ко Христу надо всех стараться привести»

04.08.2022

6640754.jpg

Почему помимо веры, знаний, умения общаться православному миссионеру нашего времени требуется смелость? Как помочь людям не попасться на удочку сектантской пропаганды, и что делать, если близкий все-таки оказался в секте? Может ли мирянин быть миссионером и проповедовать о Христе? Об этом и многом другом зашла речь в беседе с руководителем Миссионерского отдела Смоленской епархии протоиереем Георгием Свитцовым.

Каковы, по вашему мнению, важные качества, которыми должен обладать православный миссионер?

– На самом деле, необходимых для миссии качеств много. Первое качество – это вера. Мы очень часто говорим о технологиях общения, о том, как преподнести знания, как проводить какие-то встречи, но если человек, как бы технологично ни преподнесли ему ту или иную информацию, не чувствует сердцем, то вести диалог с ним будет очень сложно, я бы сказал, бесполезно. У митрополита Антония Сурожского есть такая цитата: «Никто никогда бы не стал монахом, если бы однажды не увидел в глазах другого человека сияние вечной жизни». Вера – это одно из важных качеств человека. Главное, чтобы человек не проповедовал какие-то идеи, в которые он не верит, а чтобы в нем действительно горела та самая вера, чтобы он сам веровал и старался с этими идеями жить не с 8:00 до 17:00, а ежедневно и постоянно – как говорится, двадцать четыре на семь.

Второе качество – это знание. Мы проповедуем о вполне конкретных вещах. И знание Священного Писания, то есть знание того, о чем человек говорит, очень и очень важно.

На третьем месте – правильное общение с человеком. Для миссионера совершенно не подходит менторский тон, общение с собеседником свысока. Мы не должны и не можем подойти к человеку и начать рассказывать ему о том, как тому нужно жить. Наоборот, мы должны подходить к нему только с любовью и с пониманием, чтобы человек чувствовал: мы его понимаем, мы сопереживаем ему. И только потом, по-дружески, мы можем постараться в близком общении поделиться с ним своим опытом – не учить, а именно поделиться своими мыслями и взглядами.

Четвертое – определенная смелость. Наша миссия – это обращение к людям, которые не воцерковлены, к тем, которые являются христианами по крещению, а по образу жизни – почти язычники, почти безбожники, неверующие. Миссионер также должен осознавать: не всегда его миссия, его подход, его обращение к людям могут быть с пониманием или нейтрально восприняты окружающими верующими людьми. Если мы будем стараться угодить всем верующим, то миссию нам не получится выполнить, ведь любой наш подход, в принципе, достаточно современный: с использованием гаджетов, мессенджеров, с помощью рассылок, имеющих нетрадиционно церковный язык, которым не проповедуют регулярно. Зачастую действия миссионера непривычны, они уместны не везде и в определенных случаях могут показаться окружающим верующим вызывающими. Здесь важно стараться ориентироваться на молитву, на свои внутренние чувства, но не пытаться именно угодить, потому что угодить всем не получится.

Вы сказали о вере и о знании. Где лучше всего черпать знания?

– Знания – это Священное Писание, это творения Святых отцов. Можно также изучать опыт современных миссионеров и тех, кто занимался миссией в прежние века.

А вера?

– Вера же черпается в молитве, в церковной жизни, участии в Таинствах. Других рецептов у нас нет.

29.jpg

Отец Георгий, что, в первую очередь, надо учитывать, когда речь идёт о миссии Церкви в XXI веке?

– Как я уже отмечал, в наше время для миссии требуются и современные средства связи, и понимание современной культуры. Если мы говорим о миссии среди молодежи или она касается социальных групп, которые так или иначе есть в обществе (военнослужащие, например, представители силовых структур, спортсмены, врачи и т.д.), то надо понимать, что в каждом аком случае есть свои специфические моменты.

Кроме того, общаясь с человеком индивидуально или организуя миссионерское мероприятие, мы должны быть компетентны в том, о чем говорим. Тема должна быть нами изучена, понята. Например, если мы затрагиваем проблему абортов, другие вопросы, относящиеся к медицинской тематике (это не специфически миссионерская тема, тем не менее, и об этом, бывает, заходит разговор) и говорим при этом на языке дилетантов, то это вызывает недоверие, у собеседников складывается ощущение нашей некомпетентности и даже мракобесия в худшем смысле этого слова. Мы, конечно, не можем быть во всем профессионалами, но должны быть достаточно компетентны в том, о чем говорим.

В сложившейся ситуации работа миссионера – это во многом работа личная, глаза в глаза, и в ней есть свои нюансы. Кроме того, Синодальный миссионерский отдел ориентирует нас на работу в социальных сетях. Здесь своя специфика: когда мы с человеком общаемся лично, он соблюдает рамки приличия, старается вести себя культурно, в соцсетях таких тормозящих моментов нет, и люди иногда ведут себя совершенно безобразно. Здесь к человеку надо подходить с определенным тактом.

Какую личность из истории Церкви вы бы выделили с точки зрения миссии и почему?

– Среди множества достойных миссионеров для меня особенно дорог святитель Николай Японский – наш выдающийся земляк, в этом году отмечается 110-летие его преставления. Это уникальная личность, которая особым образом связана со Смоленской епархией. На образ святого Николая Японского мы должны ориентироваться.

А из современников?

– Многие из наших современников вдохновляют нас даже после смерти. Например, священник Даниил Сысоев, принявший в 2009 году мученическую кончину в храме апостола Фомы в г. Москве. Школа, которую он основал, является ныне Школой православного миссионера при Синодальном миссионерском отделе. Александр Люлька, который не называет себя миссионером, но является достойным учеником отца Даниила. Также священник Георгий Максимов, который сейчас в Африканском экзархате организует миссию – это совершенно новое служение, которое появилось в конце 2021 года.

Есть и миссионеры, с которыми я близко общаюсь лично. Мы плодотворно общаемся с руководителем Миссионерского отдела Калужской епархии протоиереем Георгием Казанцевым, а также с иереем Александром Пермяковым. В Русской Православной Церкви есть много активных мирян, каждый из которых на своем месте старается быть полезным Господу и Церкви.

Как вы считаете, почему люди в современном мире попадают в секты?

– По разным причинам. В социальных сетях у многих зачастую по 100-1000 друзей. И при этом кажущемся обилии общения есть искреннее человеческое одиночество, которое испытывает человек XXI века.

Есть тяга к Богу – человек хочет услышать Бога. Оказавшись в сложной ситуации, он начинает искать Бога, пытается найти того, кто подскажет решение в тот или иной момент жизни. Не имея религиозного духовного воспитания, не имея ориентиров религиозных, он рискует попасться на какие-то простые вещи, которые с точки зрения общения с Богом можно назвать вещами не первой значимости. Человек может заблудиться, запутаться и принять за искреннее человеческое внимание то, что ему предлагают войти в некую организацию.

Как этого избежать?

– Среди православных обязательно должна быть «миссионерская приветливость», мы должны выходить из своей внутренней автономности. Миряне должны помогать людям, которые, может быть, первый раз оказались в храме, которые нуждаются в доброте, сострадании. Надо сказать, что человек, который оказался в секте, – это человек, который искренне искал и ищет Бога. Разговор с сектантами полезен и правилен в чем-то и для нас. Поэтому ни на ком нельзя «ставить крест», но нужно стараться всех привести ко Христу.

Если человек все-таки уже попал в секту, что бы вы посоветовали его родственникам?

– Нужно понимать причину происшедшего – никто не оказывается там просто так. Надо понять, почему человек туда пришел, что он там искал, чего не нашел в своей жизни, почему заблудился.

И секты бывают разные. Бывают культы максимально опасные для психологического здоровья. Например, секта «Свидетелей Иеговы» – официально запрещенная в Российской Федерации (эта секта входит в перечень некоммерческих организаций, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности по основаниям, предусмотренным ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» – прим.).

На приходе во имя преподобного Серафима Вырицкого в микрорайоне Королевка города Смоленска мы предоставляем возможность при личной встрече получить информацию о сектах и их деятельности. Делимся полезными книгами, можем передать электронный носитель с полезной информацией и, конечно, поделиться житейским опытом. Нужно знать, что и почему человек искал. Повторюсь, начинать всегда надо с причины.

Так что чаще всего ищут люди?

– Ищут любви, избегая одиночества, ищут Бога. Иногда – умения общаться с Богом. Люди желают общения, ищут общину. Перед нашими православными приходами стоит задача по сплочению общин. Не вижу ничего плохого в послушаниях, которые могут быть даны прихожанам по их желанию. Не потому, что мы, священники, хотим использовать силы и время человека. Просто это и социальная работа, забота о ближнем. На самом деле, любой желающий человек может приложить свои силы в родном храме, проявить себя. Придя в храм, человек должен почувствовать в нас общину, в которой он хочет остаться. Это важно.

 454324.jpg

Приход во имя преподобного Серафима Вырицкого

Как могут вести миссионерскую работу верующие люди среди своих сослуживцев, одногруппников, друзей, людей мало верующих или совсем неверующих? Как их приобщать к Православию? И стоит ли, на ваш взгляд, мирянам стараться приводить их ко Христу?

– Никогда не надо стесняться Христа. «Всякого, кто исповедает Меня пред людьми, того исповедаю и Я пред Отцом Моим Небесным» (Мф. 10; 32). Нужно, конечно, давать некий образец отношения, но при этом избегать исключительно поучительного общения. Нельзя демонстрировать брезгливость, пренебрежение к ближнему. Ко всем нужно подходить с любовью, быть действительно приветливым. Это общечеловеческие принципы. Надо подходить с желанием делиться своим временем, знанием – если человек спрашивает.

Но тут необходим религиозный и человеческий такт – нельзя «напугать», оттолкнуть. Если так можно сказать, будьте «священниками», миряне, проповедуя Христа неверующим. Ведь миряне являются «священством» для тех, кто к Христу не пришел. Миссионерская обязанность есть у каждого христианина. Господь всех нас назвал светом мира, и наша задача – окружающих привести к Свету, ко Христу. Это задача, которую Господь поручил всем христианам, а не только священникам.

Бывает, что люди теряют друзей, придя в храм, придя ко Христу… Что посоветуете?

– Конечно, нужно выбирать Христа. Особенно если друзья агрессивно настроены. Друзья ведь тоже должны быть тактичными и относиться к нам с уважением, а не считать нас «слабоумными», они не должны нам грубить, если мы им ценны как личности. Если мы им нужны только для каких-то внешних вещей, приятного времяпрепровождения, то, я думаю, слава Богу, что такие отойдут в сторону. А зачем продолжать общение, если мы для таких людей не являемся личностью, которая развивается, чем-то интересуется, открывает для себя Христа?

На самом деле, правильный настрой друзей и близких очень важен. Если ты видишь в человеке какую-то попытку понять, уважение к твоему выбору, но при этом он не готов что-то принять, возможно, что стоит продолжить какое-то общение, чем-то делиться ненарочито, без всякого напряжения. Но если человек не готов открыть свое сердце и мы сталкиваемся с агрессией, то не стоит продолжать общение и делиться чем-то сокровенным.

Какова обстановка с сектами на территории Смоленской епархии?

– Возникают сейчас опасения из-за достаточно вредного увлечения неонацистскими группами, которые, в итоге, выродились сейчас в русофобские и противохристианские движения. Они в основе своей идеологии имеют языческую идеологию. И эта языческая идеология – антихристианская, она имеет культ силы и агрессии к ближнему. Очевидно, что это неоязычество – не возрождение каких-то исторических культов, а именно неоязыческая идеология. Она очень влияет на личность, на гордость, которая есть в каждом человеке, затрагивает «животные» чувства, но при этом при всем, не касаясь каких-то других вещей, имеет в основе псевдонаучные мифы, которые пытаются извратить и перевернуть историю.

Как распознать, что перед тобой сектант?

– Нужно понимать, что православные христиане собираются, в первую очередь, в храмах на богослужениях, а не в домах культуры, например, или в других непредназначенных местах. Есть, конечно, такие мероприятия, которые мы проводим в учреждениях культуры, в спортивных заведениях, но они всегда четко обозначены, потому что Русская Православная Церковь всегда себя обозначает. Секты, в том числе христианские, не сразу раскрывают, что они не являются православными христианами, а человек понимает это уже на мероприятии. Надо внимательно смотреть, куда и кто приглашает.

С теми, кто зазывает в секты, не стоит вступать в диалог. Можно вежливо отойти, поблагодарить за внимание, можно ответить, что мы обязательно придем к себе в храм и сможем помолиться там, где молились наши предки веками, что самостоятельно поищем ответы на вопросы. Здесь важно иметь внимательность к себе и разумную осторожность.

Беседовала Марина КНЯЖИНСКАЯ

Публикация сайта Смоленской митрополии
приводится с небольшими сокращениями

Поделитесь этой новостью с друзьями! Нажмите на кнопки соцсетей ниже ↓